В Беларусь без визы

Выступление Министра иностранных дел Беларуси В.Макея в ходе экспертного семинара «10 лет Восточному партнерству: итоги и перспективы» (4 июня 2019 г., г.Минск)

Уважаемые дамы и господа,

Рад принять участие в этом семинаре и хотел бы поблагодарить за приглашение выступить на дискуссии по столь актуальной теме. Действительно, этой инициативе уже 10 лет, и это дает повод посмотреть назад и определить, что мы достигли и что нам предстоит сделать. Поэтому я благодарен всем, кто откликнулся на приглашение «Минского диалога» и прибыл в нашу столицу для участия в семинаре. Считаю, что это событие очень важно для Беларуси.

Итогам первого десятилетия «Восточного партнерства» были посвящены многочисленные встречи на различных международных площадках в самих странах ВП, Брюсселе и странах-членах ЕС в прошлом и нынешнем году.

Однако я отметил для себя, что в большинстве таких случаев ВП воспринимается упрощенно, лишь как некая арифметическая сумма достижений и упущений в отношениях стран-партнеров с Евросоюзом без учета более широкого регионального контекста. Признаюсь, мы и сами предпочли бы, чтобы именно так и было, чтобы «Восточное партнерство» было сугубо техническим проектом, без какой-либо «политики».

Но, к сожалению, в реальности Беларуси, так же, как и другим странам-соседям ЕС, приходится рассматривать ВП и в существующем геополитическом контексте.

Из физики мы знаем, что любое действие рождает противодействие. И мы, живущие здесь, хорошо понимаем (возможно, лучше, чем некоторые политики в Брюсселе), что система взаимоотношений в нашем регионе – это целый клубок разнонаправленных, действующих и противодействующих сил. Так было всегда. Поэтому 10 лет назад ВП возникло отнюдь не в вакууме, а в условиях уже сложившегося в регионе определенного соотношения сил, уровня доверия, взаимодействия между различными субъектами. Намеренно или нет, но оно самым серьезным образом повлияло в последующем на этот расклад.

Сегодня нет смысла говорить о результатах работы ВП применительно к Беларуси и другим странам ВП – об этом уже сказано немало, и все эти оценки на слуху. Но хотелось бы изложить свое видение места ВП в контексте наших отношений с Западом и Востоком, а также перспектив этой инициативы именно как фактора региональной геополитики.

С этой точки зрения первостепенное значение имеют не все десять лет ВП, а лишь, на наш взгляд, последние пять, начиная с 2014 года. Именно тогда конфликт между восточной и западной «ориентациями» в нашем регионе – абсолютно, на наш взгляд, надуманный, искусственный и во многом привнесенный извне – вылился в кризис в Украине, который, к сожалению, мы не можем преодолеть до сих пор.

Подписание соглашений об ассоциации с тремя соседями ЕС и вспышка военных действий в Донбассе привели к корректировке логики ВП. Отныне оно в большей степени ориентировано, как было сказано здесь госпожой Послом, не на «политическую аппроксимацию и экономическую интеграцию» всех стран-партнеров по одним и тем же «лекалам», а на укрепление суверенитета и стимулирование экономического развития каждого из них сообразно его индивидуальным предпочтениям.

Признано, что ВП должно быть адаптировано к интересам всех стран-соседей, в том числе не стремящихся к интеграции в ЕС. Приоритетом становится поощрение сотрудничества между самими этими странами. Заявляется, что ЕС не навязывает своим соседям выбор между их геополитическими партнерами.

О глубине произошедшего в ЕС мировоззренческого сдвига говорит фраза из резолюции Европарламента 2014 года: «свободы, демократические ценности и права человека могут развиваться лишь в соответствующей среде, характеризующейся экономической и социальной стабильностью, а также внутренней и международной безопасностью, как доказывает история самого Европейского союза».

Беларусь на 100%, может быть, даже и на 200% подписывается под этим тезисом, ибо он – краеугольный камень нашей собственной доктрины государственного строительства.

Эти идеологические изменения способствовали нормализации наших отношений с Евросоюзом и Западом в целом. В этих условиях мы последовательно продвигаем наше изначальное видение ВП – как прагматичного, равноправного и гибкого инструмента сотрудничества, средства снижения конфронтации, укрепления доверия и сглаживания разделительных линий. И это видение в условиях региональной напряженности на нынешнем историческом отрезке во многом совпало с представлениями самого Евросоюза.

Приведу пример: при составлении декларации брюссельского саммита ВП в 2017 году у Беларуси по сравнению с другими партнерами было наименьшее число принципиальных разногласий с ЕС. Основные элементы декларации в окончательном виде полностью созвучны нашим собственным подходам. Более того, могу сказать, что даже наши российские коллеги достаточно позитивно откликнулись на итоги саммита и его заключительный документ.

Уверен, что залог успешности ВП, его жизнеспособности, – способность вписаться в новую геополитическую «систему координат» в Восточной Европе. Сегодня она характеризуется высокой взрывоопасностью как следствие острого дефицита политической воли, обострения идеологических и иных разногласий, разрушения режимов контроля над вооружениями и мер доверия, торговых и информационных «войн». Санкции и контрсанкции лишь подливают масла в огонь и исключают поиск компромиссов. Печально, что и сама Беларусь, которая является и донором стабильности, «спонсором» миротворческих усилий и одновременно – косвенно пострадавшей стороной от этих контрсанкций, остается сама под санкциями, пусть и минимальными. Это тормозит восстановление доверия между нами и Западом. Ведь очевидно, что все позитивные сдвиги в наших отношениях произошли не благодаря, а вопреки санкциям. И именно вследствие такого не вполне нормализованного характера наших отношений Глава белорусского государства посчитал преждевременным принять приглашение на майские юбилейные торжества «Восточного партнерства» в Брюсселе.

«Восточное партнерство» должно предполагать отказ от таких бесполезных и давно переживших свой век барьеров. Оно должно служить «мостом» между Востоком и Западом, работать на мир, диалог, взаимопонимание в рамках «Большой Европы».

Это не означает, что мы отказываемся от каких-то правил и ценностей, принятых в европейской семье. Отнюдь нет. Но мы считаем необходимым придерживаться той логики, что надо двигаться к этому постепенно. Нельзя одномоментно изменить ситуацию в обществе, в стране и нельзя одномоментно достичь тех демократических целей, к которым некоторые государства шли даже не десятилетиями, а веками.

Развитие ВП должно сопровождаться диалогом между Европейским и Евразийским экономическим союзами, необходимость в котором давно назрела. На наш взгляд, начинать тут нужно с чего-то малого, технического и двигаться поступательно. Обмен информацией, гармонизация стандартов и технических регламентов, устранение избыточных препятствий в торговле, поощрение кооперации на уровне стран-членов обоих союзов – все эти перспективные и востребованные темы сотрудничества политически нейтральны и работают на долгосрочную стабильность и процветание в масштабах всей Европы. Не вижу, почему выгодное обеим сторонам взаимодействие должно упираться в политические преграды.

Наличие конкурирующих торговых режимов – прямо или косвенно – вынуждает страны делать выбор между ними. Блоковость в экономике порождает блоковость в политике. Диалог ЕАЭС – ЕС позволил бы устранить эту блоковость, развеять миф о несовместимости восточной и западной экономических и ценностных систем.

Ведь именно этот миф как основа «ложного выбора», к которому пытаются подтолкнуть постсоветские страны, является первопричиной многих конфликтов.

Мы понимаем, что это непросто, что впереди – сложный и длительный процесс взаимной «притирки» двух блоков. Но выработка парадигмы их «мирного сосуществования», если не сотрудничества, для нас жизненно важна как залог стабильности торгово-экономической архитектуры в регионе.

Беларусь, как и многие политики и представители бизнеса на Западе, усматривает значительные дивиденды от создания гармонизированного экономического пространства «от Лиссабона до Владивостока». «Кирпичиками» в фундамент этого проекта должны стать заключение в перспективе базового соглашения Беларусь – ЕС, учитывающего наши обязательства в ЕАЭС, а также вступление Беларуси в ВТО, чему, надеюсь, будет способствовать и скорое завершение соответствующих переговоров с Евросоюзом. Начало переговоров по соглашению без предварительных условий должно стать главным приоритетом на ближайшее будущее в отношениях между Беларусью и ЕС.

Наша страна также синхронизирует работу по улучшению условий для мобильности граждан на Востоке и Западе: завершается работа над соответствующими визовыми соглашениями – об этом было уже сказано. Как вы знаете, вдобавок мы предприняли ряд односторонних шагов по облегчению въезда в нашу страну граждан целого ряда государств – из порядка 80 стран на срок до 30 дней – и это еще не предел: мы работаем и будем работать над дальнейшей либерализацией визового режима.

Еще один перспективный геополитический трек – диалог с Китаем. Эта страна является приоритетным торговым и инвестиционным партнером для всех без исключения стран «Восточного партнерства». В ближайшие годы проект «Великий Шелковый путь» вольется в транспортную сеть Евросоюза TEN-T. Уже сегодня в числе акционеров и резидентов белорусско-китайского индустриального парка «Великий камень» — ряд европейских компаний, в том числе крупный логист «Duisburger Hafen AG» — Дуйсбургский порт. Поэтому, на наш взгляд, стоило бы предусмотреть в рамках ВП комплекс мероприятий, направленных на упрощение порядка пересечения границы ЕС и улучшение логистики. Речь идет не только об инфраструктурных проектах согласно индикативному транспортному инвестиционному плану ВП.

Не менее важны и процедурные, технические решения, позволяющие сократить очереди на границе с ЕС. Можно и нужно думать об упреждающем электронном обмене таможенной информацией (в обоих направлениях), чтобы ускорить растаможивание грузов. Полезным выглядит планирование трехсторонних проектов в формате «КНР – страны ВП – ЕС» для эффективной стыковки двух транспортных систем.

Следующая тема. На наш взгляд, следует уделить внимание и молодежному измерению. У нас в стране есть проект «100 идей для Беларуси», который стал генератором ряда полезных начинаний и разработок. По аналогии, конкурс, например, «30 идей для ВП-2030» позволил бы шире задействовать творческий потенциал молодежи в дальнейшем развитии «Восточного партнерства». Кроме того, ВП могло бы работать «на стыке» молодежного предпринимательства и высоких технологий, целенаправленно поощряя наукоемкие перспективные стартапы. Почему бы не создать в рамках ВП «инкубатор» таких молодежных бизнес-идей и помогать им превращаться в реальность? И поверьте, тогда бы и узнаваемость ЕС в странах ВП значительно повысилась бы, поскольку молодежь всегда активно откликается на подобного рода идеи и предложения.

В целом первые 10 лет «Восточного партнерства» преподали один важный урок: все, что мы делаем, должно быть ясно и понятно не только политикам, но и простым гражданам.

Поэтому задачи ВП на очередное десятилетие должны быть максимально конкретными, во всяком случае белорусская сторона придерживается такой позиции: например, утроить экспорт из стран-партнеров в ЕС и приток европейских инвестиций в эти страны, удвоить число рабочих мест, создаваемых ЕС в странах-партнерах, реализовать по крайней мере один проект по энергоэффективности в каждом крупном городе стран ВП и т.д. Возможно, имело бы смысл учредить специальное «окно» в Европейском инвестиционном банке, если бы это упростило доступ стран ВП к соответствующим кредитам. Об этом белорусская делегация говорила на мероприятиях высокого уровня в мае в Брюсселе пару недель назад.

Убежден, что в нынешней ситуации нужно думать не о том, как дружить с кем-то против кого-то или, что еще хуже, заставить кого-то дружить против кого-то еще. Необходимо объединиться для освоения перспективных возможностей и против «сквозных», общих для всей Европы – Восточной и Западной – вызовов и угроз. Думаю, что ни одно государство мира не хотело бы возвращения к тому мировому порядку, который многие – кстати, еще совсем недавно – считали безвозвратным прошлым. Путь биполярного противостояния, разграничения «сфер влияния» и блокового мышления – это тупиковый путь. Если события будут развиваться по этой траектории, то в скором времени все глобальные вопросы вновь будут решаться узкой группой стран, а голоса всех остальных будут игнорироваться. Беларусь как среднее по размерам государство категорически против такого подхода. Мы считаем, что голоса всех стран должны быть услышаны, и малые и средние государства должны играть свою роль в глобальной мировой политике.
Доверие и снятие барьеров – это ключевые факторы стабильности в нашем регионе. Поэтому Беларусь выступает за сильную и единую Европу, а также устойчивое евразийско-атлантическое партнерство, в том числе, в военно-политической сфере. И мы предпринимаем практические шаги в этом направлении.

Будучи членом ОДКБ, Беларусь в то же время восстановила военное сотрудничество с Великобританией, Германией, Латвией, Литвой, Польшей и США. Налаживаем тесное взаимодействие с соседними странами-членами НАТО в области обмена информацией. Успешно развивается сотрудничество с США по линии правоохранительных органов, включая Госпогранкомитет Беларуси, Следственный комитет и МВД. Заинтересованы в заключении с США соглашений по экономическим вопросам, в том числе по избежанию двойного налогообложения.

Вместе с тем считаем глубоко ошибочными планы усиления военного присутствия США на территории соседних государств, в том числе Польши. Такое военное присутствие нарушит равновесие сил в регионе. Нам непонятна его цель – отражение угрозы? Немыслимо, чтобы в 21-м веке, при нынешнем уровне накопленного в регионе вооруженного потенциала, кто-либо отважился спровоцировать прямое боевое столкновение. Однако усиление военного присутствия НАТО на наших границах с высокой долей вероятности вызвало бы зеркальные шаги по другую сторону границы. Нужно ли это кому-нибудь в нынешней ситуации? Меньше всего это нужно нам, белорусам. Но в то же время у нас есть вполне конкретные союзнические обязательства в военно-политической сфере, обязательства по коллективной безопасности, и мы, конечно же, будем их соблюдать.

Альтернативой все более опасному «повышению ставок» в регионе мы видим поступательную разрядку на базе широкого диалога всех сторон по образцу «Хельсинкского процесса» 70-х годов прошлого века. Нужно обсуждать угрозы и их различные восприятия сторонами, договариваться о механизмах деэскалации и укрепления доверия. Очень важно в этом плане слышать и услышать друг друга.

Тема возобновления диалога «Хельсинки-2» уже неоднократно звучала на предыдущих встречах «Минского диалога». Уверен, что дискуссии с участием экспертов, дипломатов, политиков продолжатся.

Осенью нынешнего года мы с коллегами из Европейской службы внешних действий планируем провести в Минске официальное мероприятие высокого уровня по случаю 10-летия ВП. А в перспективе надеемся принять у себя и очередной саммит «Восточного партнерства». Давно пора распространить практику проведения встреч на высшем уровне на страны-соседи ЕС. Это нужно хотя бы для того, чтобы в этой части Европы «Восточное партнерство» перестало быть каким-то «потусторонним», непонятным, находящимся по ту сторону бывшего «железного занавеса» проектом, а то и настораживающим понятием. И Минск мог бы стать для этого весьма комфортной площадкой как перекресток интеграционных проектов и транспортных путей, «островок стабильности» со свежим опытом проведения крупных международных форумов.

В этой связи весьма удачно, что нынешний семинар стал своеобразным «прологом» для будущих дискуссий и, надеюсь, предоставит богатую пищу для размышлений.

Я хотел бы в заключение высказать буквально пару пожеланий в адрес наших партнеров из Европейского союза, они уже отчасти прозвучали. Самое главное, пожалуй, пожелание на данном этапе – мы хотели бы, чтобы ЕС ни в коей мере не потерял интерес к ВП после выборов в Европейский парламент и после формирования будущих руководящих структур ЕС. На наш взгляд, это исключительно важно, потому что если будет утрачен интерес со стороны ЕС, то, наверное, придет конец и этой инициативе. А мы крайне заинтересованы в том, чтобы эта инициатива осталась функционировать как что-то единое целое. Я благодарен господину Послу Румынии, который отметил, что тема ВП должна остаться приоритетом для ЕС. Мы полностью поддерживаем эту мысль, чтобы она не осталась на бумаге, о чем сказал представитель Фонда им. Конрада Аденауэра.

Второе – и об этом тоже было сказано – нам бы хотелось, чтобы ЕС быстрее справился со своими, скажем так, внутренними турбуленциями и проблемами – это и финансовые проблемы, и проблемы миграции, и брекзит, – потому что нам здесь, в европейском регионе, ЕС нужен как единый, монолитный и мощный геополитический игрок, который мог бы быть для нас очень важным надежным партнером. Я убежден, что тогда и интерес всех стран в более тесном сотрудничестве в рамках ВП не только сохранился бы, но и еще больше возрос. Во всяком случае, Беларусь остается приверженной этой инициативе, заинтересована в развитии самых тесных связей с ЕС и в рамках ВП, и за этими рамками. Можете быть уверены, что мы всегда будем надежным партнером для ЕС.

Поэтому давайте сделаем все для преодоления конфронтации в нашем регионе и устранения разделительных линий, давайте больше работать над объединительной повесткой нашего сотрудничества.

Спасибо за внимание.