Беларусь . Факты

Интервью заместителя Министра иностранных дел Республики Беларусь Александра Гурьянова литовской газете «Verslo Žinios» (13 марта 2015 г.)

Беларусь отдает предпочтение Клайпедскому порту

Экспортная политика Беларуси основывается на экономической выгоде. Есть заинтересованность в приобретении части инфраструктуры порта. Об этом в интервью газете «Verslo Žinios» рассказал заместитель Министра иностранных дел Беларуси Александр Гурьянов, ответственный за экономические отношения с зарубежными странами. Он также утверждает, что строительство новой атомной электростанции вблизи Литвы «осуществляется по графику» и призвал литовцев смириться, что электростанция будет и «придется с этим жить».

Торговля между Беларусью и Литвой как будто уменьшается, так ли это?

Есть определенные методологические несоответствия между вашими и нашими статистическими расчетами – что считать экспортом и импортом, как считать реэкспорт и так далее. Констатируя результаты 2014 года, ваши и наши тенденции совпадают — есть небольшое снижение взаимной торговли. Это объясняется хорошо всем известной сложившейся политической и экономической ситуацией в регионе и мировой торговле в целом.

По нашим подсчетам, товарооборот в прошлом году составил около 1,4 млрд. долларов США, в то время как в 2013 году этот результат составлял более 1,5 млрд. долларов. По имеющимся данным, ввоз белорусских товаров в Литву в прошлом году составил 95% от результата предыдущего года, а ввоз литовских товаров в Беларусь — около 80%.

С другой стороны, хотя товарооборот снижается, объем услуг увеличивается. Их экспорт-импорт в прошлом году составил более 900 млн. долларов.

Как белорусы используют Клайпедский порт?

В данном порту переваливается около 35% белорусских грузов. Мы значительно увеличили свое «участие», используя производственные мощности Клайпедского порта. Еще несколько лет назад объем белорусских грузов составлял около 8,9 млн. тонн, теперь – примерно 13 млн. тонн.

Отчасти, это связано с приобретением Беларусью части инфраструктуры Клайпедского порта. Как мы и договаривались с литовской стороной, если мы приобретаем часть мощностей терминала, постараемся максимально использовать эту возможность. Так, в прошлом году около 93% добываемого в Беларуси калия, вывезенного в третьи страны, было перевалено через Клайпедский порт.

Значит, некоторое время назад вы не реализовали свои намерения перенаправить большую часть транзита белорусских товаров через российские порты за счет Клайпеды?

Мы руководствуемся экономической логикой. Очень тщательно и объективно оцениваем, как нам наиболее выгодно транспортировать свои грузы. Мы не имеем доступа к морю, поэтому получаем много привлекательных предложений для транспортировки своих товаров через порты соседних стран. В каждом случае прагматично подсчитывается и принимается решение, какой порт является привлекательным для транспортировки товаров. Очевидно, что по разным причинам, в первую очередь с учетом предлагаемых тарифов на транспортировку и перегрузку, а также удобства логистики и так далее, наиболее привлекательные предложения приходят из Литвы и Латвии. Таким образом, перевешивают экономические понятия. В нынешних условиях каждая копейка должна быть прагматично оценена, потому что, как говорят, копейка рубль бережет.

Как обстоят дела с взаимными инвестициями?

В Беларуси – около 600 компаний, которые полностью или частично принадлежат литовскому капиталу. В Литве насчитывается около 250 компаний с белорусским капиталом. Среди этих компаний есть и производственные, и поставщики услуг или торговые компании. Например, в Литве действует цех по сборке белорусских тракторов, компании, которые занимаются продажей за рубеж нефтепродуктов или шин, производимых в Беларуси.

Литовский капитал увеличивает свои инвестиции в Беларусь – в прошлом году они составили около 240 млн. долларов США. Радует то, что большая часть этих инвестиций долгосрочная. Из компаний с литовским капиталом в Беларуси можно выделить инвестиции в переработку древесины, объекты розничной торговли, строительства, а также производство сельскохозяйственной продукции или завод по переработке биоотходов.

В последнее время литовских бизнесменов беспокоят некоторые решения властей Беларуси, например, частичное ценовое регулирование. Вряд ли будет безопасно и надежно инвестировать при таких условиях.

Очевидно, что в нынешней напряженной экономической ситуации с целью предотвратить рост ажиотажа на валютном рынке или взрыв потребительского рынка были приняты определенные решения, которые были продиктованы аналогично принятыми в последнее время решениями и в соседних России и Украине.

Из-за сильного колебания валютного курса были вынуждены принимать определенные решения, касающиеся цен — немного приостановили деловую активность. В то же время очень активно поддерживали контакты с бизнесом, объясняя причины своих решений. Как нам кажется, предприниматели в основном согласились, что, возможно, лучше сейчас принять такие временные административно регулируемые решения, чем допустить крах всей экономической системы, что было бы невыгодно для инвесторов, поскольку они просто потеряли бы свои инвестиции и прибыль, долго не смогли бы их возвратить.

Если говорить о благонадежности страны – нужно ли опасаться инвесторам в Беларуси того, что может прийти представитель власти и национализировать бизнес?

Я бы сказал, это из серии легенд и сказок, как говорится, старая песня. Мы в течение длительного времени пытаемся убедить своих партнеров в необходимости смотреть правде прямо в глаза и оценивать не вымыслы, а реальную ситуацию.

Тот период, когда было перераспределение между государством и частным капиталом, в принципе, уже давно завершен. Теперь фактически происходят процессы приватизации в тех областях, где есть заинтересованные инвесторы. Таким образом, не национализация, а наоборот – приватизация.

Кстати, в нынешних условиях, государство не имеет столько ресурсов для национализации. Чтобы сохранить рабочие места или решить социальные вопросы, мы готовы предоставить государственную помощь или помощь предпринимателям и договориться с ними об увеличении части государственного капитала. Но ни о какой национализации здесь и речи не может быть.

После введения Россией эмбарго на часть западных сельскохозяйственных и пищевых продуктов, Беларусь начала активно использовать эту ситуацию, и в результате даже получила упреки со стороны Москвы. На самом ли деле началось массовое переклеивание этикеток на продукцию, поступающую с Запада, и затем ее поставка в Россию уже как белорусской?

Такие обвинения являются необоснованными. Действительно, были единичные случаи, когда такие «операции» встречались. Но они были единичными.

Есть немало законных способов увеличить вывоз на российский рынок. Среди таких законных способов — закупка сырья на Западе и его переработка на белорусских предприятиях пищевой промышленности, а затем вывоз готовой продукции в другие страны, включая Россию. Это полностью легальный бизнес, и поэтому никто не сможет предъявить нам претензии. По сути, уже стало легендой странное удивление, что Беларусь в Россию ввозит очень много креветок, хотя мы не имеем моря и не выращиваем их. Все довольно просто — уже более десяти лет у нас есть огромный завод по переработке морепродуктов, на который поставляется сырье из Германии, Норвегии, других стран. Он  перерабатывает, например, креветки, очищает, отваривает, консервирует, и затем поставляет конечный продукт, готовый к употреблению, и в Россию.

5 лет назад подписано двустороннее соглашение об облегчении передвижения для тех, кто проживает в пределах 50 км от границы. Но до сих пор оно не вступило в силу. Литва все необходимые процедуры уже выполнила и теперь ждет решения белорусской стороны. Когда можно ожидать, что это соглашение вступит в силу?

Одним из основных препятствий, которое мешает нам запустить эту систему – физические возможности наших пограничных пунктов, которые ограничены, чтобы обслужить большое количество туристов.

Уже несколько лет действует аналогичное соглашение Беларуси с Латвией, которое затрагивает около 200 000 человек по обе стороны границы. Здесь также сталкиваемся с техническими проблемами пропуска на границе. А соглашение с Литвой затронет примерно 1,4 млн. человек, охватывает Вильнюс с одной стороны и  Гродно, с другой. И хотя пунктов пограничного перехода с Литвой в несколько раз больше, чем с Латвией, однако, их потенциал не такой, чтобы могли обслуживать такое количество потенциальных туристов.

Поэтому мы хотим, в первую очередь, решить технические вопросы пропускной способности на пограничных переходах, и только тогда реализовать это соглашение.

Существует и уже реализуется программа модернизации пограничных пунктов.

Атомная электростанция вблизи Литвы все еще строится. Достаточно ли будет средств, которые вам обязались дать российские партнеры? Как обстоят дела с безопасностью электростанции?

Этот вид энергии используется во всем мире. Мы также созрели для того, чтобы построить электростанцию. Стараемся при помощи проектов и выполняемых работ доказать, что объект будет безопасным и будет соответствовать всем международным требованиям.

Насколько мне известно, строительные работы идут в соответствии с графиком. И, насколько я знаю, не существует никаких серьезных проблем с получением согласованного финансирования для внедрения этого проекта. Понятно, что Россия имеет некоторые проблемы с финансовыми ресурсами, но следует подчеркнуть, что не все на площадке Островецкой электростанции строится только за российские деньги. Немалая часть средств поступает из государственного бюджета Беларуси, не говоря уже о том, что большинство специалистов, работающих на строительной площадке наши, а не приезжие.

Я думаю, что мы сейчас должны начать работать с вами, имея в виду, что объект появится и начнет работать в течение нескольких лет. Если только без конца будем спорить и предъявлять необоснованные претензии, никакого прогресса не будет.

Беседовал Стасис Гудавичюс