В Беларусь без визы

Интервью заместителя Министра иностранных дел Республики Беларусь Александра Гурьянова эстонской газете «Деловые ведомости» (15 апреля 2015 г.)

Чем меньше политики будет накручиваться на бизнес, тем больше предпринимателей захотят выйти на рынок Беларуси – отметил в интервью «Деловым ведомостям» (ДВ) заместитель Министра иностранных дел Республики Беларусь Александр Гурьянов, возглавивший белорусскую делегацию в ходе двусторонних консультаций по экономическим вопросам, прошедших на прошлой неделе в Таллинне.

Интерес к Беларуси у наших предпринимателей с каждым годом только растёт. Но до сих пор этот рынок для них — «тёмная лошадка», окружённая множеством мифов и стереотипов. Между тем мы находимся не так далеко друг от друга и могли лучше использовать потенциалы обеих стран.

К сожалению, когда политики дают неправильные сигналы или мы слушаем только ту информацию, которую хотят донести до нас, то бизнесменов это отпугивает. Однако бизнес, в том числе и эстонский, который пришёл в Беларусь, продолжает работать и не уходит, значит, то, о чём пишут, не всегда совпадает с действительностью. Всё зависит от того, насколько много будут общаться наши бизнес-сообщества. Общаясь с вашими бизнесменами, я всегда советую им посмотреть на Беларусь серьёзнее. Почему-то распространено мнение, что наше государство находится в каком-то застое, но это давно уже не так. Отчасти, конечно, мы сами должны лучше себя позиционировать.
 
Если говорить о торговом сотрудничестве наших стран, то за последние три года товарооборот между Эстонией и Беларусью упал примерно в 3,5 раза. С чем это связано?

Причин тому много. Мы находимся не в самостоятельном плавании, а в условиях мирового рынка, поэтому все колебания, происходящие сегодня в международной торговле, оказывают влияние и на нас. Беларусь и Эстония – два государства, которые серьёзно ориентированы на внешнюю торговлю. Поэтому товарообороты постоянно корректируются, где-то мы ищем новые перспективные рынки. Но это не говорит о том, что мы должны мириться со статистикой.

Самое главное, с чего мы должны начать – это давать правильные сигналы бизнесу. Чем меньше политики будет накручиваться на бизнес, тем больше предпринимателей захотят выйти на рынок Беларуси. Причём, учитывая мобильность экономик обоих государств, их зависимость от внешней торговли, у нас есть все шансы использовать двухстороннее сотрудничество для работы на рынках третьих стран. Вместе с эстонцами мы можем создавать продукты и выходить на рынок РФ и с таким же успехом через Эстонию выходить на ЕС и дальше в третьи страны, учитывая логистические возможности.

Действительно, Беларусь можно назвать стартовой площадкой по выходу на рынки Евразийского экономического союза.

Конечно, многое мешает развитию – и сложности с Украиной, и санкции. Тут уже как с курицей и яйцом: кто первый начал вводить санкции, а потом принимать антисанкции? С одной стороны, эти ограничения создают проблемы, в том числе нам, а с другой – мы видим, что европейцы смотрят на Беларусь, чтобы выйти на рынок Евразийского экономического союза, а российские фирмы активно инвестируют в нашу страну, учитывая наши нормальные торговые отношения с Украиной и ЕС. Пользуясь стабильным доступом. Мы наращиваем торговлю с ЕС и третьими странами. Вступая в интеграционные процессы с Россией, Беларусь никоим образом не собиралась городить забор перед остальным миром, включая европейские страны.

На данный момент между нашими странами действуют договоры о торгово-экономическом сотрудничестве и об избежании двойного налого¬обложения. Однако соглашение о защите инвестиций, подписанное в 2009 году, пока так и не вступило в силу. Планируются ли какие-то дальнейшие шаги в этом направлении?

С Эстонией получилось так, что сразу после подписания соглашения о защите инвестиций от нас потребовали скорректировать текст с учётом требований Европейской комиссии. На уровне двух мидов мы эту тему поднимали, и, скорее всего, до конца этого месяца состоятся двусторонние переговоры экспертов правовых департаментов относительно того, как нам максимально быстро скорректировать текст и обеспечить ратификацию с эстонской стороны.

При всей привлекательности белорусского рынка некоторые представители бизнеса отмечают ряд факторов, сдерживающих привлечение иностранных инвестиций. В их числе — высокая регуляция экономики, бюрократические сложности, валютные риски. Что можно сказать про нынешний инвестиционный климат в Беларуси?

С точки зрения проблем с местной администрацией и бюрократией мы ничем не отличаемся от среднестатистического европейского государства. Мы знаем, что такое европейская бюрократия. И раздувать из этого общую проблему по выходу на рынок Беларуси, по-моему, неправильно. Есть сложности из-за потрясений в РФ, которые давят на наш валютный рынок. Поэтому какие-то ограничения мы вынуждены принимать для того, чтобы обеспечить стабильность внутреннего рынка, в том числе и в интересах самих инвесторов.

В качестве хорошего примера эстонских инвестиций мы можем привести «Милавицу» — одно из наших крупнейших предприятий, в котором эстонской компании Silvano Investment Group принадлежит 81%. «Милавица» позиционирует Беларусь как продвинутого производителя и поставщика. Если брать рынок женского белья, то данная компания представляет собой крепкого середняка, которого знают во многих странах. Нам удалось совместить производственный опыт и технологии в Беларуси с инвестиционными возможностями Эстонии.

Но инвесторы боятся чрезмерного регулирования бизнеса со стороны государства. В частности, относительно той же «Милавицы» в СМИ появлялась информация о возможном вхождении государства в состав её учредителей.

Когда у крупного предприятия возникают проблемы, то уменьшаются налоговые поступления. И, по законодательству Беларуси, государство может предложить увеличение доли своего участия для того, чтобы подпитать уставный капитал. И речь не идёт о том, чтобы сделать компанию государственной или вмешиваться в коммерческие дела.

 Во-первых, у государства нет таких ресурсов, чтобы выкупать уже приватизированное имущество. Во-вторых, государство как миноритарный участник конкретного акционерного общества заинтересовано в его коммерческой стабильности.

Мы продолжаем работу по приватизации, никакой реприватизации не предполагается. Государство не намерено тратить бюджетные средства для того, чтобы держать на плаву неэффективные предприятия. Сейчас мы активно работаем по улучшению условий для ведения бизнеса в Республике Беларусь. И улучшили свои позиции в рейтинге Всемирного банка Doing Business.

Белорусский рынок привлекает наших инвесторов ещё и относительно недорогой рабочей силой. В то же время говорят, что сейчас наблюдается отток квалифицированных кадров из страны. Так ли это на самом деле?

Сейчас наша рабочая сила уже не такая дешёвая. В своё время была у нас проблема. Не секрет, что белорусская школа подготовки программистов – одна из лучших в бывшем Советском Союзе. И многие программисты уезжали работать за рубеж. Но с открытием нашего парка высоких технологий они стали возвращаться. Возвращаются из-за падения зарплат и строители из России.

Кстати, строительство развивается у нас активными темпами. В период кризиса мы приняли мудрое решение: очень много средств направили именно в строительную отрасль и фактически за счёт стимулирования внутреннего спроса на строительные услуги мы сумели преодолеть многие экономические проблемы. Когда мы в прошлом году готовились к чемпионату мира по хоккею, то в одном только Минске было построено 30 новых гостиниц. Причём стройки не были исключительно белорусскими: что-то делали белорусские подрядчики, что-то турецкие компании, а что-то поляки, эстонцы и литовцы. Мы всегда придерживаемся мнения, что строительный сектор помогает преодолеть дефицит экономического развития.

В сотрудничестве с Беларусью, конечно же, очень заинтересован и наш транзитный бизнес. Какие тут существуют возможности?

Прежде всего мы смотрим на вопрос с экономической точки зрения. И если владельцы грузов сумеют договориться с операторами о выгодных тарифах, мы пойдём на сотрудничество. С эстонскими партнёрами я вижу возможность постоянных поставок тракторов, древесины, металла, стройматериалов. Мы хотели бы, пусть на миноритарных условиях, но входить в пакет собственников операторов, чтобы понимать, как переваливаются наши грузы, а в обмен на это гарантировать стабильные поставки грузов.

И всё-таки лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Но, увы, как для деловых, так и для туристических поездок камнем преткновения является отсутствие прямого транспортного сообщения между нашими странами.

 Да, это так. Ведь у литовцев, к примеру, отбоя нет от наших туристов. Наша национальная авиакомпания «Белавия» могла бы наладить воздушное сообщение, но для этого туристические фирмы должны предложить хорошие пакеты, чтобы обеспечить выгодную коммерческую составляющую.

Какие разработаны дальнейшие планы по развитию сотрудничества Эстонии и Беларуси?

В ближайшее время мы планируем двусторонний экономический форум. Нужно создавать новые возможности для общения бизнеса. Просто наш, схожий с вашим, северный менталитет, иногда не даёт нам развернуться. Но всё в наших руках!

Нравится ли вам бывать в Эстонии?

Это моя вторая поездка в Эстонию. Первый раз приезжал 25 лет назад играть в баскетбол в одной из эстонских школ, когда ещё были школьные обмены. Могу сказать, что многое изменилось и сейчас очень чётко выражена интеграция вашей страны в ЕС.

Отдельный вопрос Александру Гурьянову

В ноябре прошлого года нашим министром сельского хозяйства в Минске был подписан меморандум о сотрудничестве в области сельского хозяйства. В частности, речь идёт о переработке рыбы и молока. Какие ещё эстонские товары могли бы пользоваться спросом в Беларуси?

В числе прочего наши министры договорились и о сотрудничестве в сыродельческой области. Сейчас в Беларуси созданы серьёзные перерабатывающие мощности. Здесь можно было бы объединить усилия: рыбная продукция как сырьё или частично переработанная могла бы продолжать перерабатываться в Беларуси и дальше продаваться на территорию единого рынка.

У Эстонии есть много производств, которые включают шведский и финский капиталы, поэтому в качестве инвестиционных товаров мы рассматриваем всё высокотехнологическое оборудование, которое, я думаю, очень конкурентоспособно.

Нас очень интересуют проекты, связанные со сферой инфотехнологий. В Фонде содействия развитию предпринимательства мы обсуждали вопрос, как можно было бы объединить возможности белорусского парка высоких технологий и наработки эстонских компаний. Мы могли бы с аутсорсингом выходить на рынки третьих стран вместе. Кроме того, услуги, связанные с внедрением электронного правительства, представляют для нас огромный интерес. В эстонском МИДе мы обсуждали, что средства ЕС могли бы использоваться для проработки проектов, связанных с трансфером технологий и передачи Беларуси эстонского опыта. Меня удивило, что даже встречу в МИДе можно заказать в электронном виде и не надо обрывать телефоны.

Крупным компаниям выходить на зарубежные рынки всё-таки проще. А что можно сказать об условиях ведения малого и среднего бизнеса в вашей стране?

На сегодняшний день у нас есть два вида преференций для малого и среднего бизнеса. Во-первых, по открытию и функционированию малых предприятий предусмотрен специальный налоговый режим, при котором установлен один фиксированный сбор в размере 5%. Кроме того, такие фирмы ведут бухгалтерский учёт по упрощённой системе. Во-вторых, чтобы разгрузить перенасыщенную столицу, мы приняли решение создать льготные условия и 50-процентное снижение налогов для малых и средних предприятий, которые приходят в небольшие города. Вообще у нас основной упор делается на инвесторов именно малого и среднего бизнеса. Потому что наладить диалог с крупными компаниями труднее, а малые предприниматели всегда мобильны и готовы рисковать. Как раз таки малый и средний бизнес уже служат хорошим примером для крупных компаний.

Эстонские фирмы, которые пришли в белорусскую деревообработку, тоже очень хорошо себя чувствуют. Ведь сырьевая база с точки зрения лесных ресурсов в Беларуси очень серьёзная. Есть спрос на полуфабрикаты и со стороны ваших соседей – Швеции и Финляндии.

Беседовала Ольга Кудрявцева