В Беларусь без визы

Интервью Министра иностранных дел Беларуси В.Макея порталу «TUT.BY» (31 августа 2018 г., г.Минск)

Портал «TUT.BY»: Как бы Вы как непосредственный участник переговоров лидеров стран «Нормандской четверки» в Минске, оценили мемуары Олланда?

В.Макей: Вы знаете, я хотел бы оценивать их даже не с позиции своего официального статуса – не как Министр иностранных дел, – а просто как обычный человек, но очевидец этого процесса.
 
 
Мне кажется, что политики такого высокого уровня, как главы государств, должны быть порядочными, искренними и объективными. Эти качества у бывшего Президента Франции господина Олланда немножко страдают. Потому что некоторые вещи не соответствуют действительности.
 
Есть три момента, которые мне бросились в глаза. 
 
«Встреча в бездушном Дворце Независимости…» Знаете, любое официальное здание, наверное, вряд ли имеет какую-то душу. Но здесь господин Олланд, вероятно, имеет в виду, что недавно построенное современное здание не такое помпезное, как его бывшая резиденция – Елисейский дворец.
 
Но, извините, в отличие от Франции, которую фашисты прошли менее, чем за месяц, которая сохранила после Второй мировой войны практически все вековые дворцы, церкви, соборы и другие исторические памятники, Беларусь за четыре года сопротивления лежала фактически в руинах, как и Минск. Поэтому для нас, как бы кто ни относился, Дворец Независимости является действительно символом белорусского суверенитета и независимости. К нему надо относиться с должным уважением.
 
Господин Олланд говорит, что пришлось сидеть в неудобных креслах, за низенькими столами и так далее… Вы знаете, были приготовлены несколько залов для проведения официальных встреч. Был подготовлен специальный зал с синхронным переводом, где, как  предполагалось, будет проходить основное заседание «Нормандской четверки». Но так получилось, что в самом начале, когда обычно проходят подобного рода события, предусматривается так называемая «комната-накопитель», где собираются все главы государств. Они же не сразу приезжают, а один за одним и встречаются в этом «накопителе». 
 
Так получилось, что по мере того, как прибывали президенты, там уже завязалась оживленная беседа и фактически начались конкретные переговоры. Когда белорусская сторона предложила перейти в зал официальных переговоров, было сказано: нет, мы останемся здесь и будем здесь проводить переговоры. Поэтому и получилось, как он говорит, – низенькие столы. Правда, потом доносили еще мебель – дополнительные кресла, с учетом того, что круг участвующих лиц расширялся.  
 
Теперь насчет «ужасных и невкусных бутербродов». Это вообще смешная история. После того, как они провели какое-то время в «накопителе», надо было провести церемонию приветственной, вступительной встречи в одном из залов: выступил наш Президент – поприветствовал своих коллег, другие президенты выступили и обозначили темы, которые они будут рассматривать. И уже на выходе после вступительной церемонии Президент Беларуси предложил поужинать. Я стоял рядом и видел эту ситуацию. Как сейчас помню, Президент Франции радостно сказал: «Да-да, давайте ужинать». Госпожа Федеральный канцлер Меркель жестко посмотрела на него – нет времени для ужина, начинаем работать. Он стушевался и покорно пошел за Федеральным канцлером.
 
Я вообще должен сказать, что мотором всех переговоров была Федеральный канцлер Меркель. Именно она задавала тон, диктовала этот жесткий временной график, содержание переговоров и ее роль в заключении итогового соглашения трудно переоценить. Кстати, господин Олланд, по-моему, и сам признает ее роль и особо не выпячивает свою роль, потому что и выпячивать-то особо нечего, скажем так…
 
Относительно того, что Путин где-то отдыхал в отдельной комнате, а остальным руководителям не были выделены комнаты. Всем были выделены отдельные помещения: кому-то в Заславле, кому-то в отеле, кому-то в другом месте… Мы предложили на некоторое время уехать отдохнуть, но руководители государств отказались и провели время там, потому что сказали, что будут продолжать переговоры. Вот как было на самом деле.
 
Что касается этих «невкусных и ужасных бутербродов», я специально даже попросил Управление делами Президента, чтобы дали мне распечатку того, чем кормили, чем предполагалось кормить.
 
Да, для президентов предполагался отдельный обед, для официальных лиц – отдельный, для пресс-службы тоже. В меню были и щука, и кролик, и палтус, и ягненок, и корейка оленя и так далее. 

Портал «TUT.BY»: Это тот ужин, который предполагался, но они отказались?

В.Макей: Да, отказались. Должен сказать, что бутерброды приносили несколько раз. Бутерброды, начиная от нашего белорусского сала, и заканчивая различными колбасками, ветчиной, сыром, красной рыбой, осетриной… Да, не было устриц, улиток, лягушачьих лапок, голубей. Поэтому, может быть, это дело вкуса, но господину Олланду не понравилось. 
 
В целом, должен сказать, что за сутки на эти вещи, уже после того, как подсчитали все расходы, было выделено несколько сотен миллионов рублей – в пересчете порядка 50 тысяч  долларов. Только лишь на питание.
 
Поэтому мне даже как простому обывателю не то, что смешно, обидно читать подобного рода утверждения, тем более, если Вы помните, отзывы журналистов были очень положительные по итогам этой встречи. Была четкая установка Главы государства: сделайте так, чтобы люди не чувствовали никаких неудобств. Да, неудобства были, потому что кто-то в ходе этого семнадцатичасового марафона хотел поспать, но там место не предусмотрено для того, чтобы, скажем так, можно было лечь отдохнуть. Но с точки зрения обеспечения питанием, горячими напитками – чаем, кофе – все это было обеспечено. Однозначно должен подтвердить.
 
Еще раз, возвращаясь к исходному посылу, я считаю, что политики должны быть объективными, искренними и честными. Наверное, в этом плане, французы, видя отсутствие или недостаток этих качеств в господине Олланде, сделали свои выводы, и он, видя свою низкую популярность, в свое время отказался от участия в президентских выборах. Вот моя оценка этой ситуации.  

Портал «TUT.BY»: По поводу серьезных моментов, о которых тоже пишет Олланд… Он, например, писал, что Путин угрожал Порошенко разбить украинскую армию. Правда ли это?

В.Макей: Вы знаете, белорусская сторона не напрашивалась непосредственно на участие в переговорах. Президент несколько раз выходил, интересовался процессом и имел беседы с отдельными руководителями. Но изначально было четкое понимание того, что мы обеспечиваем условия для проведения переговоров, а их непосредственными участниками являются руководители государств «Нормандской четверки» и то, о чем они договорятся, мы воспримем как данное. 
 
 
Да, выходил господин Штайнмайер, тогдашний министр иностранных дел, и Сергей Викторович Лавров выходил, они информировали и журналистов, и у меня с ними были подробные беседы о том, как идут переговоры. Но я не хотел бы касаться содержательной стороны переговоров, потому что я не присутствовал на них. Белорусская сторона не присутствовала с начала до конца в этом процессе.

Портал «TUT.BY»: Как Вам кажется, спустя три года не назвали бы Вы эту встречу провальной, поскольку Минские соглашения до сих пор не соблюдаются и огонь на востоке Украины не прекращается?

В.Макей: Ни в коей мере. Потому что Вы помните, какова была тогда ситуация, когда фактически велись активные боевые действия на линии соприкосновения. Почему руководители стран «Нормандской четверки» были заинтересованы в этой встрече и так оперативно организовали ее? Потому что сама ситуация диктовала необходимость быстрых действий. 
 
Как бы то ни было, действительно переговоры шли трудно – в течение 17 часов чаша весов склонялась то в одну, то в другую сторону. Но как бы ни было трудно, эти соглашения в то время однозначно сыграли свою роль. И это признавали все. Вы вспомните, сразу же после этих мероприятий в течение последующих нескольких месяцев тема минских соглашений звучала во всех уголках планеты, будь то в Латинской Америке, – я был тогда с визитами и на других континентах. Все начинали именно с этого – благодарили нас за то, что Беларусь сыграла свою роль в заключении Минских соглашений. Поэтому однозначно они сыграли свою роль и продолжают, как мне кажется, ее играть. 
 
Другое дело – как относятся различные стороны к этим соглашениям. Мне не хотелось бы сейчас судить, кто прав, кто виноват, кто выполняет, кто не выполняет. Надо, чтобы соответствующая  международная комиссия или главы государств собрались в очередной раз и договорились о том, что нужно дополнительно сделать для того, чтобы существовал четкий механизм контроля за выполнением Минских соглашений. Белорусская сторона в свое время предлагала такие подходы. 

Портал «TUT.BY»: Что для Беларуси изменилось после этих соглашений?

В.Макей: Не могу понять подоплеку Вашего вопроса… Что для Беларуси изменилось в политическом плане? Да, в политическом плане, наверное, какие-то имиджевые положительные вещи для Беларуси появились. Действительно, Минские соглашения часто упоминаются на различных международных площадках. Но Вы помните, что Президент Беларуси несколько раз сказал, что мы не напрашивались в медиаторы, мы не напрашивались в посредники – вы попросили нас, и мы сделали. 
 
Мы постарались обеспечить максимум условий для того, чтобы эти соглашения были заключены. 
 
У нас появилась дополнительная почетная обязанность в том плане, что мы регулярно принимаем заседания Трехсторонней контактной группы. Она встречается два-три раза в месяц, и мы стараемся создать для этого комфортные условия. Кстати, по опросам, проведенным самой же ОБСЕ, все участники заседаний Трехсторонней контактной группы позитивно отозвались, никаких претензий нет. 
Мы намерены и дальше оказывать содействие в проведении этих заседаний и играть другую роль, если это понадобится. 

Портал «TUT.BY»: Как Россия относится к тому, что мы заняли такой нейтралитет по отношению к конфликту в Украине и не признали Крым российским?

В.Макей: У нас с Россией нет споров по этому вопросу. Считаю, что если нам было предложено сыграть такую роль, то мы должны придерживаться нейтральной позиции по отношению ко всем участникам. 
 
Мы видим свою задачу в том, чтобы создавать условия в регионе для большего понимания между Россией и Украиной, а не для большего разделения. Поэтому все шаги, которые предпринимала Беларусь, руководство Беларуси, исходили из необходимости того, что надо работать на преодоление конфронтации, а не на ее усиление в нашем регионе и в отношениях между славянскими государствами. 

Портал «TUT.BY»: А как Минские соглашения, мирная площадка Минска повлияли на наши отношения с Западом?

В.Макей: Да, определенную роль Минские соглашения сыграли и в контексте нормализации наших отношений с Западом. Но не надо сводить все только к Минским соглашениям. 
 
В целом свою роль сыграла, как мне кажется, конструктивная политика Беларуси, нацеленная, как я уже сказал, на преодоление конфронтационных моментов в межгосударственных отношениях. Мы всегда говорили европейским партнерам, что мы не являемся источником какого-то зла или нестабильности в регионе. Наоборот, мы стараемся быть донором стабильности. Мы всегда говорили, что мы вместе с вами боремся против преступности, против контрабанды наркотиков, ядерных материалов, торговли людьми. 
 
Мне уже доводилось говорить как-то, что Беларусь ни к кому из соседей не имеет территориальных претензий. Мы стремимся выстраивать отношения в военной сфере открыто, как мы это делаем с нашими соседями и с другими государствами. 
 
Свою роль сыграли, конечно же, Минские соглашения. Но не только и, я думаю, наши европейские партнеры оценивают ситуацию в комплексе. 

Портал «TUT.BY»: Почему же мы тогда никак не подпишем евросоглашения, даже приоритеты партнерства?

В.Макей: Мы работаем над этим. Я остаюсь оптимистом. Думаю, что приоритеты партнерства мы подпишем, тем более, что этот документ важен для Беларуси в контексте дальнейшей нормализации наших отношений с Европейским союзом. 

Портал «TUT.BY»: Как Минские соглашения повлияли на наши отношения с Украиной? Они стали лучше или наоборот? Украина стала больше доверять нам?

В.Макей: Опять же, здесь не надо отталкиваться только от Минских соглашений. Да, Минские соглашения сыграли свою роль, наверное, в отношениях со всеми государствами «Нормандской четверки». Но нельзя, скажем так, думать, что наши отношения с Украиной замыкаются только лишь на Минские соглашения. 
 
Украина – это государство, с которым мы имеем 1084 км совместной границы, государство, с которым мы имеем второй по объему товарооборот после России на постсоветском пространстве, государство, с которым мы связаны не только политическими, экономическими, но и чисто человеческими узами. Как Президент говорит, соседи нам даны от Бога. Мы просто обязаны выстраивать нормальные отношения со всеми соседями. Мы намерены это делать и впредь, потому что считаем, что только через сотрудничество, через диалог можно разрешить нюансы, разногласия, которые могут возникнуть в рамках сотрудничества. 
 
Хочу сказать, что контакты с Украиной не прерываются. Мы действительно активно сотрудничаем в торгово-экономической сфере. Успешно решаем ряд разногласий, которые возникают в связи с введением то одной, то другой стороной тарифов, пошлин и так далее. Все это удается решать в рамках диалога. 
 
Осенью мы проведем Форум регионов Беларуси и Украины в Гомеле с участием двух глав государств. Я думаю, это послужит очередным импульсом для развития нашего сотрудничества. 

Портал «TUT.BY»: Диалог по поводу обмена шпионами ведется Минском с украинской стороной?

В.Макей: Думаю, что Вам следует обратиться по этому поводу к спецслужбам. Прокомментирую в отношении белорусского гражданина. Мы ведем очень активную работу с украинскими партнерами и адвокатами, которые занимаются делом Политика. Должен сказать, что белорус Политика никакого отношения к спецслужбам не имеет. Мы уверены, что рано или поздно это дело будет разрешено положительно. 

Портал «TUT.BY»: Какие Беларусь для себя сделала выводы из конфликта в Украине? Повлияло ли это на поведение нашего государства?

В.Макей: Вы знаете, руководство любой страны должно делать выводы из любых событий, происходящих либо в регионе, либо в мире в целом. От неправильного поведения, неправильного выбора может зависеть судьба страны. 
 
Мы – государство с открытой экономикой и судьба нашего государства зависит от того, насколько успешно мы будем торговать и с нашими соседями, и с дальними странами. Как говорится, сам Бог определил нам проводить многовекторную политику. 
 
Об этом изначально говорил руководитель белорусского государства в своих предвыборных программах некоторое время назад. Поэтому руководство страны, конечно же, учитывает те события, которые происходят, особенно в нашем регионе, делает из этого выводы. Но цель, в принципе, остается неизменной. Это позиция хороших отношений со всеми государствами, которые готовы сотрудничать с Беларусью, открывают для нас дверь. Мы намерены активно двигаться в этом плане на всех континентах, во всех регионах. 

Портал «TUT.BY»: Выросший после начала событий в Украине запрос на национальную самоидентификацию и мягкую белорусизацию, которые происходят в Беларуси. Это такой ответ на то, что происходит на Украине?

В.Макей: Я бы не стал называть это мягкой белорусизацией. Смотрите, 28 лет независимости по историческим меркам это миг, мгновение. Считаю, что мы должны говорить еще о формировании страны, национального самосознания, национальной идеи, национальной идентификации и идентичности. Конечно, это связано с тем, что развиваются какие-то вещи, которые кто-то называет «мягкой белорусизацией». 
 
А почему мы должны отказываться от своего исторического прошлого, почему мы не должны говорить о том, кого мы считаем национальным героем, почему не должны носить свою национальную одежду? Я считаю, что это нормальные вещи – говорить на национальном языке. Нормальные вещи. Я не вижу здесь ничего зазорного. 
 
Это ни в коей мере не означает, как любят трактовать некоторые маргинальные политики и СМИ, что Беларусь куда-то разворачивается, пытается куда-то уйти. Уже много раз руководство страны высказывалось на эту тему, нет смысла в очередной раз делать какие-либо заявления. 

Портал «TUT.BY»: Франсуа Олланд в своих мемуарах написал, что Владимир Путин пытается восстановить зону влияния на территории бывшей советской империи. Глава России предпочитает видеть вокруг своего государства ледяную полосу покоренных земель, серая зона уже сформировалась на границах с Украиной, Грузией, Молдовой и Азербайджаном. Эти страны независимы, но ослаблены. Не кажется ли Вам, что Беларусь может стать следующей?

В.Макей: Абсолютно не кажется, у нас нормальные отношения с Россией. Вполне естественно, что Россия не то, чтобы пытается распространить свое влияние, но, скажем, рассматривает постсоветское пространство как пространство, с которым существовали давние исторические связи, пространство, с которым Россия должна иметь нормальные экономические и политические отношения. 
 
Что касается Беларуси, то мы абсолютно не видим никаких опасений относительно превращения в эту «замороженную зону» или «ледяную полосу», как это назвал беллетрист Олланд. Мы не видим такой опасности. У нас абсолютно нормальные отношения с нашим ближайшим соседом. Как Вы знаете, сейчас существует договоренность об очередной встрече глав государств в расширенном составе, где будут обсуждаться актуальные вопросы торгово-экономического, политического и иного взаимодействия между двумя государствами
 
Портал «TUT.BY»: А как Вы на этом фоне оцениваете наделение нового Посла России в Беларуси Михаила Бабича статусом спецпредставителя? После этого было очень много комментариев о том, что Кремль перестал скрывать, что он считает Беларусь своим северо-западным краем.

В.Макей: Я еще, честно говоря, не видел эти комментарии. Для нас он важен в статусе Посла, как Посол России в Беларуси, именно в таком качестве мы его воспринимаем. Ради Бога, если Президент России Путин уполномочил его быть спецпредставителем по торгово-экономическому сотрудничеству с Беларусью, я считаю, что это даже более выгодный вариант для нас в том плане что, я так понимаю, это означает, наверное, прямой выход на Администрацию Президента или на самого Президента России. И, возможно, это поможет нам  оперативно решать какие-то разногласия, которые время от времени могут возникать. 
 
То же самое в Украине – господин Черномырдин тоже был в свое время спецпредставителем Президента. Если это поможет нам, скажем так, в том плане, что обратная связь будет более оперативной, то ради Бога, мы не видим здесь каких-либо закулисных игр или ходов.
 
Портал «TUT.BY»: А по поводу Посла Беларуси в России Вы знаете что-нибудь о кандидатурах?

В.Макей: Есть несколько кандидатур, которые будут докладываться Главе государства. Естественно, после получения соответствующих указаний мы будем начинать соответствующую процедуру.

Портал «TUT.BY»: Это карьерный дипломат?

В.Макей: Из разных сфер.