В Беларусь без визы

Интервью Министра иностранных дел Республики Беларусь В.Макея японской телерадиокомпании «NHK» (19 декабря 2018 г.)

NHK: Когда мы говорим о Беларуси, всегда возникает мысль о союзнических отношениях с Россией, с вашим соседом. Но мы знаем, что сейчас у России есть определенные проблемы в отношениях с западными странами: была история с Крымом, есть проблема санкций. Как бы Вы охарактеризовали нынешнее состояние белорусско-российского взаимодействия? Как осложненные отношения России с Западом влияют на отношения Беларуси с Россией?

В.Макей: Действительно, Беларусь и Россия имеют тесные отношения во всех сферах и областях. Мы являемся союзниками, которые сотрудничают и в военной сфере, и в политической, и в торгово-экономической, и в гуманитарной. В рамках Союзного государства, которое существует с 1999 года, мы достигли очень многого. Я считаю, что главным достижением является обеспечение равных прав для граждан Беларуси и России. Сегодня граждане Беларуси не чувствуют себя чужими в России и соответственно россияне – в нашей стране. Они могут спокойно учиться, работать, приобретать недвижимость, получать медицинскую помощь и т.д. Поэтому можно действительно говорить о братских отношениях между Беларусью и Россией.

Но это, к сожалению, не означает, что между дружественными государствами не могут возникать споры и разногласия. К нашему великому сожалению, иногда в наших отношениях появляются моменты, связанные, я бы сказал, с поверхностной искусственной бухгалтерией, когда подсчитывается, кто и сколько положил на чашу весов в той или иной сфере сотрудничества и кто кому должен. Мы исходим из того, что мы – братские дружественные государства и, работая в рамках и Союзного государства, и Евразийского экономического союза, должны стремиться к созданию в ЕАЭС единого экономического пространства, которое позволило бы обеспечить свободное передвижение товаров, услуг, капитала и рабочей силы.  

Но не надо рассматривать эти вещи как трагические. Мы находимся в постоянном диалоге, и жизнь показывает, что мы всегда решали эти вопросы в рамках откровенного, искреннего диалога с нашими российскими друзьями. Мы намерены продолжать курс на дальнейшее углубление и развитие отношений с Российской Федерацией.

Убежден, что в любом случае мы всегда будем взаимовыгодно решать проблемные вопросы, которые иногда возникают. Россия и Беларусь являются друг для друга главными торгово-экономическими партнерами.

К сожалению, сегодня мы действительно вовлечены, скажем так, в ту конфронтацию и санкционное противостояние, которые существуют в отношениях между Россией и Западом в силу известных событий. Мы от этого страдаем. Поэтому мы, конечно же, хотели бы избежать дальнейшего обострения. Исходим из того, что это невыгодно ни одной из сторон. Мы в пределах возможного стремимся сделать все, чтобы конфронтационная риторика, санкционное противостояние было минимизировано, устранено, потому что для нашего государства, для ситуации в регионе, особенно в вопросах безопасности, это имеет огромное значение.

NHK: Мы очень внимательно наблюдаем за развитием диалога на высшем уровне между Беларусью и Россией, за диалогом между двумя президентами. Мы видели, как это происходило недавно в Санкт-Петербурге, был разговор по газу. Эксперты говорят, что Президент Беларуси Александр Лукашенко достаточно жестко и уверенно отстаивает интересы Беларуси. Есть мнение, что это свидетельствует о том, что в последнее время двусторонние отношения особенно осложнились. Согласны ли Вы с этим?

В.Макей: Я уже сказал, что в отношениях даже между дружественными государствами могут иногда наблюдаться какие-то трения. Это относится не только к Беларуси и России. Если мы посмотрим на отношения в рамках трансатлантического сообщества, мы также можем констатировать это. Но я еще раз хотел бы подчеркнуть, что не нужно делать из этого трагедию. Действительно, периодически возникают споры из-за того, что, как я уже сказал, отдельные политики или отдельные экономисты, представители отдельных ведомств пытаются иногда охарактеризовать ситуацию, наши отношения с точки зрения искусственной, поверхностной бухгалтерии, когда идет разговор о том, кто кому чего должен, не рассматривая ситуацию в более глубоком аспекте.

Наши экономики тесно переплетены, взаимодополняемы. Мы получаем из России ряд сырьевых товаров, которые используем при изготовлении техники, потом эта техника поставляется на российский рынок, и Российская Федерация нуждается в этой технике. Мы создали в наших странах ряд совместных предприятий, производств, которые выпускают продукцию, необходимую и для России, и для Беларуси. Поэтому нам нужно идти дальше по пути создания единой промышленной, единой сельскохозяйственной политики. Это очень важно не только для того, чтобы обеспечить собственную потребность государств, но и для того, чтобы работать вместе на третьих рынках. Мы исходим из такого посыла. Мы считаем, что необходимо сесть за стол переговоров и, как об этом сказал наш Президент в Санкт-Петербурге, откровенно обсудить все вопросы исходя из того, что мы должны прийти, возможно, иногда к компромиссным, но взаимовыгодным решениям.

Говоря о том, что мы действительно являемся тесными союзниками с Россией, я, тем не менее, хотел бы подчеркнуть, что Беларусь, как любое независимое государство, стремится проводить и проводит внешнюю политику, торгово-экономическую политику исходя из абсолютно собственных национальных интересов. Мы исходим в нашей политике из того, что необходимо нашей стране, что важно для нашего народа. Понятно, что мы тесно взаимосвязаны, но, тем не менее, Беларусь, как независимое, суверенное государство, всегда стремилось проводить и будет проводить абсолютно независимую внешнюю политику, которая направлена на благо народа.

NHK: В последнее время мы наблюдаем, что в России появляются достаточно серьезные осложнения в международных отношениях в связи с конфликтом с Украиной, вспомним недавний эпизод в Керчи, который у всех на слуху. Мы вроде бы и дружественные страны, но сейчас наблюдаем, что есть какое-то настороженное отношение к России со стороны других стран. Можно ли сказать о том, что и Беларусь как-то дистанцируется, старается держаться в стороне в связи с этими событиями?

В.Макей: Мы считаем, что украинский конфликт является сегодня главной угрозой европейской региональной безопасности. Нужно незамедлительно заняться его разрешением. Мы не являемся сторонними наблюдателями, и при этом мы не стараемся настороженно смотреть ни на Россию, ни на Украину. Мы считаем, что здесь, в этом регионе, проживают три братских славянских народа – это Россия, Украина, Беларусь. И здесь должны быть обеспечены мир и безопасность. Поэтому мы стараемся сыграть свою роль, не навязываясь в посредники, как говорит Глава белорусского государства, но мы стараемся предпринять максимум усилий по разрешению этого конфликта.

Как Вы знаете, мы в свое время обеспечили здесь проведение встречи в «нормандском формате» в феврале 2015 года. Благодаря этой встрече было остановлено активное вооруженное противостояние на Востоке Украины. Мы обеспечиваем регулярное проведение Трехсторонней контактной группы ОБСЕ. Заседания этой группы проходят 2 раза в месяц в Минске. К нам нет никаких претензий в этом плане. Мы проводим регулярные контакты, в том числе на высшем уровне, с обеими сторонами, пытаясь убедить их находить точки соприкосновения, точки сближения, для того чтобы прекратить это вооруженное противостояние и обеспечить мир и стабильность на Востоке Украины.

Президент Беларуси в свое время выдвинул несколько инициатив, еще в 2014 году предложил свои услуги по большей вовлеченности Беларуси в разрешение этого спора. В частности, он предложил направить вооруженный миротворческий контингент Беларуси. Понятно, что с привлечением других государств, чтобы обеспечить контроль на российско-украинской границе и на линии противостояния между Востоком Украины и остальной частью территории Украины.

Я бы не употреблял такое выражение, что мы настороженно относимся к действиям той или иной стороны. Нет, мы кровно заинтересованы в том, чтобы все стороны проявили искреннюю заинтересованность в разрешении и урегулировании этого конфликта. Никому не надо здесь стремиться получить какие-то политические или иные дивиденды – ни к чему хорошему это не приведет. Мы стараемся внести свою посильную лепту в разрешение этого конфликта. К сожалению, ситуация складывается так, что пока перспектив в его урегулировании не наблюдается.

Почему мы хотим избежать дальнейшего нагнетания напряженности в этом регионе? Потому что Беларусь – средняя по европейским меркам страна. У нас 10 миллионов населения, 210 тысяч километров квадратных площади. Мы находимся в самом сердце Европы, менталитет нашего народа формировался веками, в его основе лежит толерантность, спокойствие, стремление к миру и безопасности. Мы сегодня находимся геополитически на разделе между Востоком и Западом и очень страдаем от этой конфронтации. Страдаем и в политическом и, в первую очередь, в торгово-экономическом плане.

С учетом того, что наша экономика открытая (мы продаем 60-70 процентов товаров, которые мы производим в Беларуси), мы очень зависим от внешних рынков. Поэтому мы хотели бы, чтобы в нашем регионе и других регионах были спокойствие, мир и стабильность, что позволило бы нам абсолютно эффективно торговать и работать на этих рынках. Поэтому философия нашей внешней политики состоит в том, чтобы уходить от этой сегодняшней конфронтации.

Именно поэтому Президент Беларуси еще в 2017 году выдвинул идею, так называемого, широкого всеобъемлющего диалога, который был бы направлен на то, чтобы все конфликтующие стороны сели за стол переговоров и вместо того, чтобы выяснять отношения на поле боя, за столом переговоров начали бы  разговор о том, как нам противостоять более актуальным глобальным вызовам и угрозам, которые мы наблюдаем сегодня. Это и терроризм, и кибертерроризм, и торговля людьми, и международная преступность, и многое другое. Мы считаем, что только через диалог, через объединительную, а не разделительную международную повестку дня, мы можем добиться мира, спокойствия и в нашем регионе, а также в глобальном контексте.

NHK: Хотелось бы уточнить, эта инициатива Президента Лукашенко 2017 года касается ситуации вокруг Украины?

В.Макей: Нет, не только Украины. Украина дала толчок к этому. Мы видим, что продолжают тлеть ряд нерешенных конфликтов в других регионах. Мы видим, как появляются новые вызовы и угрозы: Исламское государство, рост терроризма, торговые войны, угрозы глобальной и региональной безопасности – все это подталкивает нас к тому, чтобы садиться за стол переговоров и начинать дискуссию по этой теме.

Некоторые назвали его «Хельсинский процесс-2». Но это не значит, что мы должны отказаться от тех принципов, которые были выработаны ранее в Хельсинки. Нет, те принципы должны быть соблюдены, но сегодня мы должны учесть новые обстоятельства, которые появились в нашей жизни. Я уже назвал их. И мы должны найти адекватный ответ этим обстоятельствам. Не заниматься выяснением отношений или в Совете Безопасности ООН, или на поле боя, а сесть за стол переговоров и проявить искреннюю волю и готовность к тому, чтобы найти пути разрешения тех конфликтов и политических разногласий, которые существуют сегодня.

NHK: Вы говорили про три братских славянских народа – Беларусь, Россия и Украина. И сейчас к ним присоединяется еще один брат из далекого Китая. Идет сближение и тесное сотрудничество Беларуси с Китаем, что с точки зрения японцев удивительно, потому что нам кажется, что Беларусь находится в сердце Европы, а Китай далеко. Как Вы оцениваете отношения с Китаем?

В.Макей: Действительно, Беларусь и Китай разделяют порядка шести тысяч километров, у нас нет общей границы. Конечно, Китай находится немного в другой части земного шара. Но, тем не менее, у нас существуют очень тесные отношения с этой страной – отношения всестороннего сотрудничества и стратегического партнерства. Эти контакты начали активно развиваться где-то с начала 2000-х годов. Почему? Потому что в то время у нас имелись определенные трудности в наших отношениях с Европейским союзом, периодически возникали, как я уже сказал, торгово-экономические споры и с нашим ближайшим союзником – Россией. Было принято, как нам кажется, стратегически правильное решение – найти еще одну опору для нашего торгово-экономического и политического взаимодействия. Мы нашли эту опору в лице Китайской Народной Республики. Да, Китай – несравнимая по размерам страна: ни по населению, ни по площади. Но, тем не менее, нам удалось выстроить равноправные дружеские отношения с этим государством. Китай никогда не предъявлял, не предъявляет и не будет предъявлять каких-либо политических или иных претензий, как это делают некоторые другие глобальные игроки.

Сегодня у нас ведется активный политический диалог на всех уровнях. Наши руководители регулярно встречаются. Президент Беларуси десять раз посетил Китай и регулярно приглашается на различные мероприятия в рамках Шанхайской организации сотрудничества, инициативы Экономического пояса Шелкового пути или «Один пояс – один путь», как он называется. Китай активно присутствует в Беларуси в виде реализации ряда экономических проектов: это и цементная промышленность, и энергетика, и деревообработка. Здесь присутствуют китайские компании, совместные производства автомобилей «Geely» и бытовой техники «Midea».

Мы намерены и впредь развивать тесное торгово-экономическое взаимодействие с Китаем. Наш товарооборот в последние годы составляет порядка 3,5 – 4 млрд. долларов США. При этом в последние годы мы наблюдаем снижение так называемого сырьевого экспорта, а также рост поставок продукции промышленности, сельскохозяйственной продукции. Например, за десять месяцев текущего года мы поставили сельскохозяйственной продукции почти на 60 млн. долларов, увеличив наши поставки по сравнению с соответствующим периодом прошлого года в шесть раз. Это качественная молочная, мясная продукция. Китай, как огромный рынок, представляет для нас, конечно же, большой интерес.

Мы вместе здесь реализуем проект по созданию индустриального парка «Великий камень» – своеобразной свободной экономической зоны. Резидентам этого парка предоставлены беспрецедентные налоговые, тарифные и иные условия. Сегодня число резидентов парка уже превысило 40 компаний и не только из Китая, но и из стран Европейского союза, США и других регионов. Мы намерены там размещать только те производства, те технологии, которые устремлены в будущее. Поэтому мы приветствовали бы приход компаний из других стран в этот парк.

В общем и целом Китай на сегодня и, я думаю, на перспективу является для нас важным торгово-экономическим партнером с учетом всех тех обстоятельств, о которых я сказал. Главная причина, как нам кажется, связана с тем, что Китай не увязывает свое торгово-экономическое взаимодействие с нашей страной с какими-то политическими или иными требованиями и претензиями. Для нас это очень важно. Мы рассматриваем друг друга как равноправные стратегические партнеры. Это очень важно для развития экономики и укрепления суверенитета и независимости нашей страны.

NHK: Отслеживая новости из Беларуси, мы наблюдаем и наличие военного сотрудничества с Китаем. Китайские представители присутствовали на военном параде в День Независимости в Минске. И наоборот, мы видели, что Глава белорусского государства принимал участие в праздниках, парадах в Китае. Президент Беларуси также встречался с Министром обороны Китая, благодарил за оказание помощи. Т.е. речь идет о военном сотрудничестве с Китаем. Как японца меня это удивило. Как Вы на это смотрите?

В.Макей: Если мы приняли решение развивать всестороннее сотрудничество с Китаем, то это подразумевает взаимодействие и в военной сфере. Должен сказать, что наше военно-техническое сотрудничество с Китаем не направлено против каких-либо третьих стран. Мы исходим из принципа необходимости укрепления военной мощи и безопасности нашей страны.

Наш Президент уже говорил об этом, мы благодарны нашим китайским друзьям за то, что они помогли создать практически новый вид вооружений в Республике Беларусь – ракетные комплексы с дальностью до 300 км, которые, как мы считаем, существенно укрепили нашу военную безопасность, безопасность государства. Нам кажется, что такое взаимовыгодное взаимодействие с Китаем вполне логически оправдано.

Военнослужащие китайской Народно-освободительной армии принимали участие в военном параде по случаю Дня Независимости Республики Беларусь. Это нормально. Председатель КНР Си Цзиньпин принял решение об этом в ходе встречи с Президентом Беларуси и дал соответствующее поручение в свое время.

NHK: Когда Вы говорите, что китайские друзья помогают укрепить безопасность и обороноспособность Вашей страны, кто тогда представляет угрозу? Россия получается?

В.Макей: Нет. Сегодня мы не считаем, что кто-либо из военно-политических игроков представляет прямую угрозу для нашей безопасности. Сейчас сложно себе представить, что кто-то бы решился напасть на Беларусь, как это было в прошлом веке, когда мы потеряли во Второй мировой войне одну треть своего населения. Но мы не можем равнодушно проходить мимо фактов, которые лежат на поверхности.

Мы видим, что сейчас происходит в соседних с нами странах, входящих в блок НАТО. Размещаются новые военные базы, происходит расширение блока НАТО на Восток, эти базы размещаются непосредственно у наших границ. Мы видим, что в Польше, странах Балтии, других странах раздаются какие-то новые заявления о том, чтобы дополнительно разместить американский военный контингент, некоторые страны даже готовы заплатить за это.

Знаете, вся история говорит о том, что порох всегда нужно держать сухим. Мы извлекли уроки из этой истории, которая для нашего народа зачастую была трагической. Мы исходим здесь из разумной целесообразности – обеспечение надлежащей обороноспособности государства, надлежащего уровня подготовки наших вооруженных сил. В случае, если возникнет какая-то прямая угроза для безопасности нашей страны, мы должны быть готовы дать отпор агрессору, как это принято говорить.

Да, сегодня нет таких прямых угроз, но мы не можем сказать, что застрахованы от этого в будущем с учетом развития конфронтационной ситуации, которую мы наблюдаем сегодня в нашем регионе. Взаимные претензии и геополитическое противостояние между Востоком и Западом, между Россией и США, приостановление участия США в Договоре о ликвидации ракет средней и малой дальности, тлеющие и новые конфликты, рост обвинительной риторики в адрес друг друга. Мы можем говорить сегодня об очередном витке «гонки вооружений», все стороны предпринимают соответствующие усилия в этом плане. Конечно же, мы не можем спокойно наблюдать за этими процессами в сфере безопасности, которые являются весьма чувствительными для нашего региона.

NHK: Какие у Беларуси дальнейшие планы по укреплению отношений с Китаем? Может быть, планируете подписать очередной договор?

В.Макей: У нас уже создана солидная правовая база для наших отношений. Я не думаю, что мы в ближайшее время будем подписывать новые глобальные договоры. Мы, как я уже сказал, развиваем всестороннее сотрудничество и стратегическое партнерство с Китаем. Естественно, жизнь не стоит на месте, появляются какие-то новые моменты, которые требуют дальнейшего правового регулирования. И мы, конечно же, будем исходить из дальнейшего развития ситуации. Если понадобится, мы будем заключать соответствующие соглашения, документы, связанные с нашим сотрудничеством в той или иной сфере, в первую очередь в торгово-экономической. Сегодня можно констатировать, что наша правовая база работает очень эффективно, она создана, и внесение каких-то новых глобальных изменений не требуется. Нам нужно работать сейчас над реализацией тех договоренностей, тех соглашений, которые были достигнуты в свое время.

Что касается перспектив развития наших отношений, то здесь мы считаем, что нам нужно переходить от простой торговли, простого товарообмена к прямому кредитно-инвестиционному сотрудничеству. Мы сейчас работаем очень плотно над реализацией подобного рода проектов как в нашей стране, так и в Китае. Одна из главных задач состоит также в том, чтобы укреплять межрегиональное сотрудничество. Наша страна – небольшая, десять миллионов – это маленькая деревушка в Китае, скажем так, если сравнивать с масштабами Китая. Поэтому мы очень активно сейчас работаем с регионами этой страны и нужно сказать весьма и весьма успешно. Сейчас наблюдается серьезный рост нашего экспорта в Китай, в первую очередь сельскохозяйственной продукции.

NHK: Хотелось бы уточнить одну деталь. У вас существуют полномасштабные отношения с Китаем, включая военное сотрудничество. Но в то же время у вас есть совместные военные интересы с Россией, например, военные базы. Не возникает ли конфликт интересов с этой точки зрения?

В.Макей: Никакого конфликта не возникает. У нас в рамках нашего всестороннего взаимодействия с Российской Федерацией существуют соответствующие планы военного и военно-технического сотрудничества. У нас создана так называемая региональная группировка войск. В нашем регионе совместно с Россией они работают по соответствующим планам и программам. Здесь нет никакого противоречия. Мы очень плотно сотрудничаем и с Россией в военно-технической сфере.

 Должен сказать, что, и об этом неоднократно говорил Глава белорусского государства, мы начали развивать более активное сотрудничество с Китаем в военной сфере в связи с тем, что наши российские партнеры не всегда были готовы, скажем так, оказать нам содействие в создании каких-то новых видов оружия, необходимого для обеспечения большей безопасности нашего государства. На сегодня, как нам кажется, выстроена очень четкая линия взаимодействия и с Российской Федерацией, и с Китайской Народной Республикой в сфере военного и военно-технического сотрудничества.

NHK: Вы заявляете о том, что Беларусь проводит многовекторную внешнюю политику. Каково Ваше видение будущего вектора внешней политики страны? Какие перспективы роли и места Беларуси в международных отношениях? Как Вы видите развитие белорусско-японских отношений?

В.Макей: Многовекторность нашей внешней политики была заложена еще в первых программных документах, с которыми первый Президент Александр Лукашенко шел в свое время на президентские выборы. В последующем этот принцип получил свое развитие в других документах. Мы сегодня видим, что нельзя зависеть от одного какого-то направления, потому что в кризисные финансово-экономические времена это может быть опасным. Поэтому мы сегодня видим свою задачу в том, и это действительно установка Главы государства, чтобы диверсифицировать наши торгово-экономические, политические, гуманитарные отношения.

Президентом поставлена задача добиться того, чтобы в ближайшие годы наш экспорт в страны постсоветского пространства составлял одну треть, наш экспорт в страны Европейского союза составлял одну треть, и остальная треть нашего экспорта шла на рынки остальных стран. Сегодня уже есть определенные подвижки в этом плане. Например, наш экспорт в Европу за десять месяцев этого года составил где-то 31 процент. Для сравнения – в Россию 38 процентов. Я думаю, что в ближайшие годы мы должны справиться с этой задачей.

Еще раз я хотел бы обратить внимание на то, что многовекторность – это важное необходимое условие для выживания нашего государства. Мы считаем, что необходимо уходить от той конфронтации, которая существует в настоящее время. Мы предлагаем, и это, кстати, была идея нашего Президента в свое время, так называемую идею «интеграции интеграций» или «кооперации интеграций». Мы должны работать над тем, чтобы европейские интеграционные процессы и евразийские интеграционные процессы были взаимосвязаны. Это позволило бы нам более тесно сотрудничать в различных сферах и областях, позволило бы нам уйти от той конфронтации, которую мы наблюдаем сегодня.

С учетом нашего географического положения, с учетом того, что мы страдаем сегодня от санкционной риторики, санкционного противостояния, мы видим свою главнейшую задачу в том, чтобы работать не на разделение между Востоком и Западом, а на сближение между Востоком и Западом, на создание таких условий, которые позволили бы нам объединить интеграционные процессы в Европе и Евразии. То есть на более тесное сотрудничество между Европейским союзом и Евразийским экономическим союзом. И не только. Мы считаем, что нужно более тесно развивать отношения с Шанхайской организацией сотрудничества, со странами АСЕАН, с региональными объединениями, которые присутствуют в Юго-Восточной Азии.

Мы понимаем, что такое государство, как Беларусь, среднее по размерам, не может выжить в настоящее время, особенно в эпоху финансово-экономических кризисов. Сегодня и большое государство тоже не способно выстоять в одиночку. Поэтому мы видим наше дальнейшее развитие в более тесной кооперации со всеми другими странами, региональными и международными организациями.

Что касается Японии, то я должен сказать, что Япония представляет для нас огромнейший интерес. Да, у нас развивается в определенной мере торгово-экономическое взаимодействие – где-то порядка 120 млн. долларов товарооборот за десять месяцев этого года, но мы считаем, что наш потенциал далеко не использован. Мы заинтересованы в более тесных контактах между бизнесом Беларуси и Японии. Мы все знаем, как сильна Япония в автомобилестроении, производстве бытовой техники, в сфере высоких технологий. Поэтому мы заинтересованы в том, чтобы наши отношения развивались более активно и глубоко. Мы готовы предоставить максимальные преференции для японского бизнеса в случае его решения прийти в Беларусь.

Да, сегодня у нас, как я уже сказал, в определенной мере развивается торгово-экономический и политический диалог. Но мы считаем, что этого недостаточно. Нам нужно переходить к более глубоким отношениям. Нужно подумать над активизацией политического диалога, в том числе на высшем уровне, и мы работаем над этим.

У нас, как нам кажется, много общего с японцами. Наши люди похожи по характеру – спокойные, толерантные, работящие. Мы тоже пострадали в свое время от различного рода ядерных катастроф. Япония подверглась атомной бомбардировке после Второй мировой войны, мы пострадали от Чернобыля, Япония в 2011 году пострадала от Фукусимы. Кстати, мы сегодня очень плотно взаимодействуем по вопросам преодоления негативных последствий атомных катастроф. Мы благодарны японцам за то, что с помощью соответствующих японских программ мы реализовали почти 40 социальных проектов по чернобыльской проблематике. В свою очередь мы предоставили Японии определенную материальную помощь после аварии на Фукусиме. Мы ежегодно принимаем порядка 130-150 японских детей на оздоровление, ежегодно летом они отдыхают в нашем пионерском лагере «Зубренок».

Это та основа, которая, как нам кажется, позволяет нам идти дальше по пути углубления нашего сотрудничества в других сферах и областях. Мы заинтересованы в том, чтобы японцы как можно чаще бывали в Беларуси. Кстати, в начале этого года мы приняли решение предоставить японцам право въезжать без визы и пребывать в Беларуси в течение 30 дней. Япония входит в число порядка 80 стран, которые были включены в список безвизового въезда на 30 дней с целью туризма, бизнеса, гуманитарного взаимодействия и так далее.

В сухом остатке я хотел бы однозначно ответить, что мы очень заинтересованы в дальнейшем развитии и углублении отношений с Японией, которая входит в тройку ведущих экономик мира.