В Беларусь без визы

Стенограмма пресс-конференции Министра иностранных дел Республики Беларусь В.Макея в МИА «Россия сегодня» (8 апреля 2016 г., г.Москва)

Ведущая: Добрый день, коллеги. Я приветствую всех представителей средств массовой информации и, конечно же, нашего уважаемого гостя на мультимедийной площадке международного информационного агентства «Россия сегодня». Я также приветствую коллег на площадке в Минске – «Sputnik Беларусь». Мы начинаем пресс-конференцию Министра иностранных дел Республики Беларусь Владимира Владимировича Макея.

Владимир Владимирович, сразу хочу сказать: большая благодарность от лица всех присутствующих, что Вы в своем напряженном графике нашли время для общения с журналистами в Москве. Не теряя времени, передаю слово Вам.  

В.Макей: Спасибо большое, Оксана, спасибо большое, уважаемые друзья, за приглашение провести эту пресс-конференцию, за то внимание, которое вы проявили к сегодняшнему мероприятию.

Я буду очень краток. Хотел бы сказать пару слов для вступления.

Белорусские официальные лица, включая Главу государства, в первую очередь, плотно и регулярно общаются с российскими журналистами в различных форматах. Это абсолютно естественно для двух братских государств, которые самым тесным образом взаимодействуют в различных сферах и связаны тысячами нитей.

Кстати, у меня как раз накануне состоялся очень обстоятельный, интересный и, я бы сказал даже, ориентированный на будущее разговор с руководителем вашего агентства, Дмитрием Константиновичем Киселевым. У нас есть масса совместных планов, которые, я думаю, будут полезны и выгодны для наших обеих стран.

Но в то же время пресс-конференция в таком формате, на площадке МИА «Россия сегодня» организована впервые, за что я признателен руководству информационного агентства.

Я хочу, как Министр иностранных дел Беларуси ответственно заявить, что между Беларусью и Россией в области внешней политики осуществляется самая тесная координация на системной основе. И каких-либо трений, недопонимания с российскими коллегами у нас абсолютно нет.  

Тем не менее, сегодняшняя встреча, я бы сказал, актуальна. Почему? Потому что в последнее время отдельные шаги и решения руководства даже таких близких стран, как Беларусь и Россия, стали обрастать некоторыми мифами и превратными толкованиями. Поэтому я считаю, что эта встреча, очень важна для того, чтобы в очередной раз расставить точки над «i» над теми слухами и домыслами, которые периодически возникают в средствах массовой информации.

Это сегодня тем более важно, ибо список вызовов и угроз, которые стоят перед нами в области безопасности, экономики, экологии не уменьшается. Вы сами видите, какие процессы происходят в нашем европейском регионе и в мире, включая дезинтеграционные процессы, к сожалению. Это – миграционный кризис, угрозы терроризма (теракты в Брюсселе – наглядный тому пример), это – резкое обострение ситуации в Нагорном Карабахе, это – тлеющий конфликт на Донбассе… И этот перечень можно было бы продолжать бесконечно.

Все это в очередной раз подтверждает актуальность сплочения международного сообщества перед лицом новых реалий, необходимость преодоления геополитического эгоизма отдельных игроков, о чем говорит сегодня постоянно и высшее политическое руководство России и Беларуси.

Не случайно массив белорусско-российских отношений включает в себя обширный перечень тем и вопросов, по которым мы ежедневно кропотливо работаем как на двустороннем уровне в рамках Союзного государства, так и в форматах ЕАЭС и СНГ. Тесно переплетены экономики Беларуси и России. Активно развивается сотрудничество в военно-технической, социальной, научной, культурной сферах. Мы координируем шаги в сфере внешней политики. Стремимся выработать эффективные рецепты противодействия новым вызовам в формирующейся качественно новой международной ситуации. Данную проблематику, кстати, мы сегодня обсуждали и на заседании Совета министров иностранных дел СНГ. 

Я не могу сказать, что мы чувствуем себя перед лицом новых реалий беззащитными. Достаточно эффективный инструментарий представляют собой механизмы и Союзного государства, и Евразийского экономического союза, и ОДКБ. Однако для преодоления возникших масштабных вызовов этого абсолютно недостаточно.

Нам необходима выработка адекватных ответов на региональном и глобальном уровнях. Потому мы вместе с нашими российскими коллегами выступаем за конструктивное взаимодействие региональных интеграционных центров, в первую очередь, Европейского союза и Евразийского экономического союза. Именно за сопряжение, а не конкуренцию интеграционных процессов. 

Уважаемые друзья, вот то, что я хотел сказать вначале в качестве короткого «лирического вступления», что называется. Я готов ответить на все ваши вопросы, «закрытых тем» у нас нет. Я готов отвечать на них искренне и открыто, как это и водится в отношениях между друзьями.

Ведущая: Спасибо большое, Владимир Владимирович. Коллеги, я в первую очередь обращусь сейчас к «Спутнику Беларусь»: поскольку у нас сегодня уникальная возможность видеть Министра иностранных дел Республики Беларусь в Москве, приоритет будет отдан журналистам на московской площадке.

Телеканал «Беларусь 1»: Сегодня состоялось заседание СМИД СНГ, и Сергей Лебедев на пресс-конференции сказал, что СНГ ждет трансформация. Какая трансформация? Может быть, Вы нам объясните? И каких проектов она коснется?

В.Макей: Вы знаете, изначально вопрос был поставлен нашими казахстанскими коллегами в прошлом году на заседании Совета глав государств, в октябре прошлого года, о необходимости, целесообразности реформирования Содружества Независимых Государств. К сожалению, изначально это прозвучало так, что, мол, надо вообще отменить СНГ, оставить его в качестве какой-то дискуссионной площадки.

Но затем, по мере проведения работы над казахстанскими предложениями мы пришли к выводу о том, что СНГ – это необходимая организация, СНГ сыграла свою роль в истории воссоединения стран, которые раньше были в составе Советского Союза, СНГ необходимо сохранить, но СНГ конечно же нуждается в реформировании, модернизации, совершенствовании – называйте как хотите. Но ни в коем случае нельзя эту организацию отменить, вычеркнуть и забыть.

Задача заключается в том, чтобы адаптировать деятельность СНГ к современным условиям, реалиям. Сегодня созданы такие структуры, как Евразийский экономический союз, который занимается вопросами экономического взаимодействия, ОДКБ, которая занимается вопросами военно-технического сотрудничества, у нас существует на двусторонней основе Союзное государство, которое охватывает все аспекты нашего взаимодействия. Но и СНГ должно занять свою нишу в структуре всех этих организаций. Почему? Потому что в СНГ входят сейчас одиннадцать государств – это, практически, самая большая организация по численности. В СНГ заключен ряд соглашений, которые являются исключительно важными для организации всестороннего взаимодействия между этими государствами – и по ряду отраслевых министерств, и в военно-технической сфере, и по таким вопросам, как охрана общих границ и по ряду других вопросов. Поэтому мы выступаем за то, чтобы СНГ сохранилось как международная организация, но ее необходимо оптимизировать, оптимизировать численность аппарата, устранить те элементы, которые дублируют некоторые направления деятельности в рамках Евразийского экономического союза, ОДКБ и так далее и тому подобное. И сегодня, в ходе заседания Совета министров иностранных дел этому вопросу было уделено самое пристальное внимание и значение. Мы договорились, что будем действовать именно в таком спокойном, конструктивном русле, при том понимании, что эту организацию необходимо сохранить не только как площадку для каких-то дискуссий или обмена мнениями по интересующим наши государства вопросам, но и как площадку для выработки необходимых решений, направленных на углубление взаимодействия по тем направлениям, которые актуальны для одиннадцати государств-членов Содружества Независимых Государств.

«Парламентская газета»: Владимир Владимирович, двадцать лет строится Союзное государство. Оправдались ли ожидания граждан – россиян, жителей Беларуси? Спасибо.

В.Макей: Действительно, процесс становления Союзного государства идет уже двадцать лет. Я мог бы ответить кратко на Ваш вопрос. Да, оправдались. Почему? Потому что главное завоевание, которого мы достигли в рамках Союзного государства – это то, что мы создали равные права для наших граждан. Сегодня ни белорус в России, ни россиянин в Беларуси не чувствует себя ущемленным в правах и не чувствует себя чужим. Допустим, россиянин может приехать в Беларусь и наоборот и устроиться на работу, приобрести недвижимость, получить обслуживание в учреждениях здравоохранения и так далее, и тому подобное. И, поверьте, мы должны это ценить.

Да, иногда возникают определенные проблемы в той или иной сфере. Но это вполне естественно. Как говорят, «милые бранятся – только тешатся». Иногда и в отношениях между близкими возникают какие-то трения, недомолвки. Но самое главное – это нацеленность на то, чтобы не загубить то позитивное, что идет еще из глубины прошлых веков. А его у нас очень и очень много. Нас тесно связывают экономические отношения, между нашими странами заключено порядка 350 межгосударственных, межправительственных, межрегиональных соглашений. Беларусь очень плотно работает со всеми регионами России, начиная от Сахалина и заканчивая западными регионами. Как я уже сказал, мы очень тесно взаимодействуем в социальной сфере.

Кстати, в отличие от других структур, у нас есть и общий союзный бюджет, наше взаимодействие охватывает и военно-техническую сферу, и гуманитарную, и иные сферы взаимодействия. Порядка сорока программ мы реализовали за прошлые годы – совместных, союзных программ. В этом году у нас реализуется порядка десяти совместных программ в самых интересных и перспективных сферах – это и телекоммуникации, это и космическая сфера, это и промышленность, и сельское хозяйство и так далее. И, поверьте, все это приведет в конечном итоге к тому, что мы будем очень и очень плотно взаимодействовать в рамках Союзного государства.

Поэтому я убежден, что процесс развития Союзного государства идет. Хотелось бы видеть какой-то «венец» – как я понимаю в этом суть и подоплека Вашего вопроса, – но, рано или поздно, возможно, мы придем к тому, что этот «венец» возникнет. Но на этом этапе Союзное государство принесло очень многое не только для государств, экономик наших государств, но, самое главное, для рядовых граждан наших государств. Я убежден, что в перспективе принесет еще больше. Более того, именно Союзное государство, я бы сказал так, вдохновило на создание сначала ЕврАзЭС, а затем и Евразийского экономического союза и послужило основой для выработки самых принципиальных соглашений, которые были заключены в рамках Евразийского экономического союза.

Телеканал «ОНТ»:
Вопрос касается Нагорного Карабаха. На фоне обострившейся ситуации в этом регионе неожиданно возникло повышенное внимание к позиции Беларуси по данному вопросу. Не могли бы Вы еще раз ее прояснить? Какие дипломатические каналы мы задействуем и задействуем ли, ведь у Беларуси уже есть миротворческий опыт?

В.Макей:
Никакой особой позиции Беларуси по Нагорному Карабаху никогда не было и нет. Беларусь всегда придерживалась той точки зрения, что любые спорные вопросы надо решать за столом переговоров, а не на поле боя. Когда звучат выстрелы, то гибнут люди. Для нас это абсолютно неприемлемо. Мы знаем, что такое война, потому что мы во Второй мировой войне потеряли каждого третьего. И для нас эта память священна. Поверьте, белорусы действительно чтят эту память. Мы знаем, что такое утрата близких, и не хотели бы, чтобы это ощущали другие народы.

Для нас и армянский, и азербайджанский народы – наши братья. И мы хотели бы, чтобы они нашли, возможно, при посредничестве третьих сторон – Россия активно работает в этом направлении, мы готовы внести свой вклад – мы хотели бы, что они нашли пути решения этого вопроса именно за столом переговоров и исходя именно из тех общепризнанных принципов и норм международного права, которыми мы должны руководствоваться.

Знаете, к сожалению, есть одна, с моей личной точки зрения, в последнее время больше и больше обостряющаяся проблема. В чем она заключается: мы ссылаемся на эти принципы и нормы международного права, мы ссылаемся на Устав ООН, на какие-то иные решения, Хельсинский заключительный акт. Но вся проблема в последнее время в том, что те или иные государства пытаются трактовать в свою пользу те или иные положения международного права. Кто-то говорит, что для нас важнее территориальная целостность и суверенитет. Кто-то говорит, что для нас важнее право наций на самоопределение. Кто-то говорит еще о каких-то вещах. И вот здесь самое главное – задуматься, искренне задуматься над тем, чтобы мы не политизировали этот вопрос, не исходили из каких-то политических целей и мотивов. А исходили из искренних побуждений в плане того, чтобы обеспечить благополучие и спокойную жизнь людей. Вот это самое главное. Я думаю, что рано или поздно мы, наверное, придем к тому, чтобы организовать масштабную дискуссию – возможно в рамках Организации Объединенных Наций – по данным вопросам.

Мы прекрасно понимаем, что в свое время, когда создавался Устав ООН, были найдены приемлемые для всех сторон формулировки. Сегодня ситуация меняется. Сегодня, скажем, из-за разного толкования разных норм и положений международного права возникают ситуации, которые являются проблемными. Поэтому постепенно нужно подходить к тому, что бы вплотную заниматься решением этих вопросов и, может быть, даже корректировкой некоторых норм и положений международного права.

«Российская газета»: Как раз мы касались международных норм. Как сегодня складываются отношения Республики Беларусь с Крымом? Насколько нам известно, Беларусь формально не признала Крым российским. Как обстоит дело?

В.Макей
: Знаете, в политике нужно исходить из реалий. Наш Президент уже несколько раз высказывался на эту тему. Мы должны исходить из того, чей сегодня де-факто Крым, и выстраивать нашу политику и взаимодействие с ним.

У нас с Крымом, кстати, и в прежние времена, и сейчас торгово-экономические отношения развивались не очень. В силу, может быть, логистики, иных каких-то аспектов. Туристы с удовольствием посещали, наверное, и будут посещать этот уголок, потому что там, действительно, природа прекрасная. И если будут приемлемыми и условия для проведения там свободного времени, отдыха, отпуска, то, я думаю, что эта тенденция сохранится. Другое дело, что сейчас логистика немного усложнилась и, чтобы попасть в Крым, надо выбирать более сложные пути и дороги. Через Украину – невозможно, а если поехать через Россию, а возвращаться через Украину, можно стать невъездным на энное количество времени, на три года, по-моему. Мы об этом предупреждаем наших граждан. Но это их право, их воля.

Что касается признания-непризнания, то Крым – не государство, которое надо признавать. От нас никто и не требует признавать или не признавать. Мы исходим из того, чей Крым сегодня де-факто. Но это не означает, что мы с чем-то согласны или с чем-то не согласны. Мы считаем, что сейчас главная задача заключается в том, чтобы сохранить территориально целостной и нерушимой оставшуюся часть Украины. Для этого мы предоставили в Минске переговорную площадку для проведения переговоров в рамках Трехсторонней контактной группы.

Агентство «ТАСС»: Господин Министр, 13 февраля в Москве состоялось заседание Евразийского межправительственного совета на уровне премьер-министров. Через месяц в Могилеве – заседание Совета Министров Союзного государства. Какому направлению – Союзному государству или ЕАЭС – отдает сегодня предпочтение официальный Минск?

В.Макей: С моей личной точки зрения, чем больше Беларусь будет участвовать в различных региональных интеграционных структурах, тем лучше. Почему? Потому что три четверти мировой торговли проходит через различные региональные объединения. С Россией у нас, наверное, самая высокая степень интеграции в рамках Союзного государства. Как я уже сказал, Союзное государство послужило прообразом и основой для создания Евразийского экономического союза. Евразийскому экономическому союзу еще очень и очень далеко по уровню интеграции до уровня Союзного государства. Как я уже сказал, мы взаимодействуем в рамках Союзного государства практически по всем областям внутри- и внешнеполитической жизни наших стран.

Евразийский экономический союз нацелен, в первую очередь, на экономическое взаимодействие. Но, к сожалению, в силу ряда причин – объективных и субъективных – там существует очень много и много проблем. В нашей взаимной торговле существует очень много изъятий и ограничений. Мы поставили задачу лишь до 2025 года устранить все эти изъятия и ограничения и создать единое экономическое пространство в рамках этого союза.

Сегодня же, в силу того, что ряд государств не готовы пойти на такие шаги – а мы были готовы сделать это, – ситуация в конечном итоге привела к тому, что у нас фактически пять отдельных экономических пространств в рамках нашего Евразийского экономического союза. Потому что между нашими странами существуют различные таможенные тарифы, различные таможенные барьеры и так далее и тому подобное. Так вот, наша главная задача сделать так, чтобы процесс создания общего, единого экономического пространства завершился как можно скорее.

Беларусь председательствовала в прошлом году в ЕАЭС. Мы внесли соответствующие предложения на сей счет. Пусть медленно, но поступательно процессы идут, и эти процессы идут в правильном направлении.

Мы не хотели бы говорить, что для нас более приоритетно: Союзное государство, ЕАЭС, ОДКБ или СНГ, или иные организации. Для нас важны все организации. Мы будем активно работать в этих организациях, не занимать пассивную позицию, а именно активно работать в этих организациях, если будем видеть, что это будет приносить конкретную пользу и конкретные дивиденды, в первую очередь, белорусскому народу.

Как вы знаете, к ЕАЭС проявляют интерес очень многие страны: более сорока стран уже проявили интерес к заключению зоны свободной торговли с Евразийским экономическим союзом. Мы уже заключили с Вьетнамом такое соглашение, прорабатывается такое соглашение с Китаем. Мы заинтересованы в том, чтобы таких соглашений было как можно больше. Потому что это тоже приведет к более тесному взаимодействию между Евразийским экономическим союзом и нашими внешними партнерами.

«Sputnik. Беларусь»: Владимир Владимирович, хотелось бы услышать Ваше мнение по поводу того, что наше информационное агентство «Sputnik Беларусь» стало первым российским СМИ, которое стало вещать на территории Беларуси на белорусском языке? Спасибо.

В.Макей:
Я мог бы Вам ответить по-белорусски, но с учетом того, что у нас русскоязычная аудитория, я хочу сказать, что я только приветствую подобное.

У нас, кстати, два государственных языка. Когда нас упрекают, что мы занимаемся «антируссификацией» или еще какими-то иными подобными явлениями – это абсолютно неоправданно и беспочвенно. У нас два государственных равноправных языка. И мы можем говорить спокойно и на русском языке, и на белорусском языке. Более того, русский язык, наверное, даже больше распространен и в делопроизводстве, и в любых иных сферах. Так сложилось в силу исторических условий, и в Советском Союзе мы больше говорили на русском языке – это был наш государственный язык. Но, я считаю, что белорусский язык – это второй наш государственный язык, это язык нашей нации. Мы не только не должны его забывать, но мы должны и развивать его. Поэтому то, что русскоязычное средство массовой информации будет вести свое вещание на белорусском языке, я могу это только приветствовать.

А.Шпаковский, политический аналитик: Скажите, пожалуйста, вот такой вопрос, в продолжение карабахской проблематики. Было известно, что был вызван в МИД Республики Армения белорусский посол. Удалось ли урегулировать спорные вопросы с армянской стороной?

В.Макей: Мы плотно общаемся и с армянской стороной, и с азербайджанской стороной. Как Вы знаете, сразу же после появления информации об этих событиях Президент Беларуси провел телефонные разговоры и с Президентом Азербайджана, и с Президентом Армении.

Еще раз хочу сказать, что наша позиция абсолютно понятна, прозрачна и транспарентна. Мы за то, чтобы этот конфликт был урегулирован мирным способом, чтобы стороны за столом переговоров достигли хотя бы понимания того, каким путем надо решать эту проблему. Понятно, что у каждой стороны есть какие-то свои аргументы. Но это задача именно этих сторон – сесть и проработать все аргументы и найти, возможно, даже компромиссное решение тех или иных проблем. Где-то, наверное, кому-то придется пойти на уступки, но я думаю, что там уступки возможны и должны быть, наверное, с обеих сторон. Я не хочу, еще раз, касаться сути этих вопросов, чтобы меня не обвинили во вмешательстве во внутренние дела… Мы очень тесно работали и с армянской, и с азербайджанской стороной для того, чтобы снять все недопонимания, которые могли возникнуть, условно говоря, в ходе последних дней, когда уровень противостояния в Нагорном Карабахе был чрезвычайно высок.

Газета «Комсомольская правда»: Владимир Владимирович, Вы говорили сейчас об «антируссификации», которая якобы происходит в Беларуси. И в связи с этим вопрос. Мы все видим, что сейчас происходит в Польше со сносом памятников и всей вот этой историей. И ходят, к сожалению, такие мнения в интернете от неких экспертов, что в Беларуси сейчас поднимаются националистические антироссийские настроения. Не станем ли мы свидетелями повторения той же ситуации, что происходит сейчас в Польше?

В.Макей: Я не говорил, что у нас в стране происходит «антируссификация». Я сказал, что некоторые, может быть, недалекие, маргинальные люди пытаются обвинить, что в Беларуси происходит «антируссификация» или развитие национализма, или националистических устремлений, или иные тенденции подобного рода. Этого нет и не может быть.

Что касается Вашего вопроса о памятниках. Знаете, я уже сказал, что для Беларуси история священна и, в первую очередь, факты Второй мировой войны, факты предыдущих войн. Потому что в каждой войне мы были, скажем так, транзитной территорией, через которую полчища проходили то с Запада на Восток, то с Востока на Запад и так далее и тому подобное. Мы были страдающей нацией, мы потеряли три миллиона людей во Второй мировой войне. И для нас память об этой войне действительно священна. Было бы просто кощунственно говорить о том, что в Беларуси могут быть подобного рода явления, которые существуют в некоторых европейских странах.

Скажите мне, где в последние годы был построен музей, посвященный Второй мировой войне, один из самых больших в Европе, кроме как в Беларуси? Именно в Беларуси. Кстати, Владимир Владимирович Путин, Президент России, вместе с Президентом Беларуси открывали его в позапрошлом году, в год 70-летия освобождения Беларуси.

Даже в лихие 90-е годы, когда в России разрушались памятники вождям революции, руководителям революции – Дзержинский там, еще кто-то, – в Беларуси не был снесен ни один памятник. Даже тогда, (я не в порядке упрека или критики говорю, я просто констатирую факт) даже в 90-е – начале 2000-х, когда по российским средствам массовой информации, в первую очередь по телеканалам (еще раз повторюсь, извините, я не критикую, я просто говорю, сам был свидетелем этого), когда в несколько фальсифицированном свете рассказывалось о Второй мировой войне, о подвигах полководцев и о роли Сталина… Слава Богу, сейчас это все изменилось, и сейчас совершенно по другому относятся в России к событиям Второй мировой войны… Я не касаюсь сейчас личности Сталина, прав или не прав, но касаюсь формы подачи материала о Второй мировой войне. Так вот, даже в те времена в Беларуси относились ко Второй мировой войне и к истории Второй мировой войны так, как мы относились раньше в Советском Союзе.

Мы не переписывали учебников. Да, мы скорректировали их, исходя из каких-то новых моментов в силу обретения независимости нашей страной, но история для нас священна. Наша позиция заключается в том, что не памятники виноваты в том, что происходит или происходило когда-то и происходит сейчас в той или иной стране, – люди виноваты, мы с вами виноваты в каких-то проблемах, недостатках. Зачем нам уничтожать в этом случае памятники? Где логика? Наоборот, пусть они стоят в назидание потомкам, чтобы они знали, кто такой Жуков, кто такой Рокоссовский. Кстати, у нас в Минске улицы названы именами Баграмяна, Жукова, Рокоссовского, проспекты, да во всех городах, именами этих полководцев.

Мы, еще раз повторюсь, не сносили и не собираемся сносить ни одного памятника. Да, у нас есть разные точки зрения на некоторые моменты нашей истории. Кто-то называет Суворова, или хотел бы называть Суворова «вешателем», кто-то Калиновского называет «националистом», который сражался за неправые идеи… Идет нормальный спор в обществе. Но я, допустим, родился, жил и работал в колхозе имени Суворова. Памятники Суворову до сих пор стоят в ряде наших населенных пунктов, точно также как где-то стоят и памятники Калиновскому.

Еще раз повторюсь: не камни виноваты, не памятники виноваты, а виноваты люди в наших проблемах, бедах и недостатках. Поэтому когда пытаются упрекать Беларусь в разжигании каких-то националистических, антироссийских устремлений, то еще раз скажу: это звучит не просто подло, это кощунственно по отношению к нашей совместной истории и по отношению к белорусскому народу. Потому что мы всегда рассматривали Россию как самое близкое государство, и мы знаем, что в трудные минуты именно Россия всегда придет на помощь. Да, у нас периодически возникают какие-то проблемы, трения может быть, но мы всегда находили решение этих проблем и трений. И это самое главное. Поэтому то, что касается Вашего вопроса о памятниках и нашего отношения к разрушению памятников в других государствах, тем более памятников, которые связаны с историей Второй мировой войны, наше отношение крайне негативное. Мы, кстати, сегодня говорили об этом на заседании Совета министров иностранных дел СНГ и обсуждали этот вопрос с Сергеем Викторовичем Лавровым. Здесь наши подходы, наше понимание едины: мы вместе реагируем на те или иные моменты и будем делать это и впредь на различных международных площадках и в рамках различных двусторонних контактов и мероприятий.

Агентство Евразийских новостей: Скажите, пожалуйста, вот в прессе часто муссируется информация о том, что Беларусь экономически выигрывает от западного эмбарго на российскую продукцию и от российских антисанкций. Владимир Владимирович, так сколько же белорусы заработали на этом?

В.Макей: Знаете, да, такая информация постоянно возникает и в средствах массовой информации, и мои коллеги, европейские партнеры, тоже периодически задают мне такие вопросы: «Вы ж должны выиграть вроде бы от санкций?» Я хочу сказать следующее: никто никогда не выигрывал ни от каких санкций. Мы, я имею ввиду Беларусь, жили под санкциями того или иного масштаба, начиная с 1996 года. Сейчас мы страдаем, я бы подчеркнул бы еще раз, страдаем, не выигрываем, а страдаем от взаимных санкций между Россией и Европейским союзом. И мы об этом говорим нашим европейским партнерам, о том, что санкции, ни к чему не приведут и, тем более, Россию никогда не поставят на колени. Надо находить пути решения этих проблемных вопросов не путем санкций, давления и шантажа, а за столом переговоров.

Что касается «выигрыша» Беларуси, то я хотел бы разочаровать Вас. Вроде бы, мы должны были бы воспользоваться санкциями, чтобы увеличить наш товарооборот, экспорт и так далее. Хочу огорчить Вас. За прошлый год наш товарооборот с Россией упал на 30 процентов. Да, мы несколько увеличили поставки в количественном измерении, поставки продовольственных товаров в Россию. Но в стоимостном измерений, наверное, в силу девальвации российского рубля, эта сумма упала.

Мы договаривались с нашими российским друзьями о том, что мы действительно подставим плечо в связи с введением этих взаимных санкций между Россией и Европейским союзом и нарастим туда поставки и молочной нашей продукции, и мясной продукции. Там, по-моему, на 11,5 процентов мясной продукции и остальных продовольственных товаров на 26 процентов. Но мы нарастили всего лишь на несколько процентов. Всего доля там белорусских продовольственных товаров в импорте российском за прошлый год составила 15 процентов, так что мы не завалили вас белорусскими товарами.

Да, я понимаю подоплеку Вашего вопроса в том плане, что «белорусские» киви, креветки появляются на рынке России и так далее. Здесь тоже мы договорились о том, как действовать. Если товар поступает из какой-то страны на территорию Беларуси и на территории Беларуси он перерабатывается, и есть договоренность, какой уровень переработки должен быть в этом плане, то этот товар считается белорусским, и он может спокойно поступать на российский рынок. Еще раз повторюсь – это на основании соответствующих взаимных договоренностей между нашими странами.

Да, скорее всего, даже не скорее всего, а есть факты того, что некоторые недобросовестные субъекты хозяйствования пытаются воспользоваться этой ситуацией и направить на российский рынок некоторые подсанкционные товары, но, во-первых, и белорусское государство борется решительно с этим, и мы задерживаем не просто десятки и сотни, а тысячи фур. И на нашей территории, и на нашей западной границе, и не пропускаем их. Но, к сожалению, находятся какие-то и обходные лазейки для того, чтобы такой подсанкционный товар иногда попадал на российский рынок, но это не государственная политика. Более того, мы решительно боремся с этим.

Но есть еще и сговор между российскими субъектами хозяйствования и западными партнерами, когда они договариваются о каких-то махинациях, сделках и пытаются таким образом направить в Россию подсанкционный товар.

Мы передавали эти материалы нашим российским партнерам. Я не знаю, есть ли какая-нибудь реакция, но, действительно, такие факты имели место и продолжают иметь место. Поэтому вопрос такой комплексный, здесь очень много и различных нюансов, он чувствителен для всех сторон.

Но я хотел бы сказать о том, что мы категорически против того, чтобы нарушать наши юридические, правовые договоренности с Российской Федерацией по вопросам поставок, в том числе и подсанкционных товаров, в Россию. Есть четкое конкретное понимание того, как мы должны действовать в этой сфере, и мы стараемся придерживаться этих договоренностей. Но не исключаю, что могут быть и какие-то действия каких-то недобросовестных субъектов хозяйствования, которые пытаются воспользоваться этим делом. Но в целом мы скорее потеряли 1 миллиард долларов на этих санкциях, нежели приобрели.

«Евразийский коммуникационный центр»: Наш центр очень тесно сотрудничает с Беларусью в области социальных медиа, мы организовывали в прошлом году форум блогеров в Минске и вот сейчас везем в Гомельскую область блог-тур, приуроченный к 30-летию Чернобыльской трагедии. И в связи с этим мой вопрос. Скажите, как Беларусь справляется с последствиями Чернобыльской катастрофы, что сделано, что вы планируете сделать? Спасибо большое.

В.Макей: Вы знаете, справляется. В этом году, кстати, будет 30 лет с момента этой аварии на Чернобыльской атомной станции. Мы 26 апреля проводим соответствующую международную конференцию, прибывают руководители ряда международных организаций, в том числе и Организации Объединенных Наций, поэтому я приглашаю и вас поучаствовать в этой конференции.

К сожалению, интерес или внимание к этой проблеме с течением времени угасает. Оно и понятно. Все течет, все изменяется, проблема как бы забывается, уходит в небытие. Но мы остаемся один на один с этой проблемой. Ведь в свое время, если вы помните, более 70 процентов радиоактивных осадков выпало именно на территории Беларуси, четверть территории Беларуси пострадала от аварии на Чернобыльской АЭС.

За последние 30 лет мы выделили на преодоление этих последствий более 22 миллиардов долларов. Лишь один процент из этой суммы поступил от наших внешних партнёров.

Согласитесь, для такого маленького государства, как Беларусь (9,5 миллионов населения, ВВП 55 миллиардов в настоящее время, раньше был намного меньше), –  это большая сумма, я имею в виду 22 миллиарда. Поэтому мы уделяли и уделяем большое внимание преодолению последствий этой аварии. Но это не значит, что мы сидим сложа руки и плачем. Мы поставили задачу восстановить земли сельскохозяйственного назначения, которые не использовались после аварии на Чернобыльской АЭС.

У нас, я уже сказал, почти четверть территории пострадала от этой аварии, 485 населенных пунктов просто были стерты с лица земли, их не существует, они нежилые на данный момент. Поэтому мы поставили задачу восстановить земли, и постепенно наши ученые вместе с специалистами с других стран разрабатывают соответствующие технологии, чтобы восстановить эти земли, чтобы на них можно было выращивать соответствующую продукцию. Действительно, есть ряд растений, которые могут выращиваться на ней, и они не поглощают радиацию. И постепенно, благодаря государственной политике, благодаря восстановлению этих районов, люди начинают возвращаться на те земли, которые восстановлены после этой аварии. Например, в Наровлянском районе сейчас уже численность жителей превысила численность населения, которое было до аварии на Чернобыле. Аналогичная ситуация наблюдается и в других регионах, районах и областях.

Поэтому наша задача состоит в том, чтобы работать и дальше над преодолением последствий Чернобыльской катастрофы, развивать социальную сферу. Мы сделали тоже очень многое. Мы построили в том же самом Гомеле радиационный центр, куда приезжают лечиться не только из Беларуси, но из России, из Украины и ряда других стран. Мы работаем над восстановлением экономики пострадавших районов. Делается очень многое, но почему мы проводим, в том числе, и конференцию, чтобы все-таки еще раз привлечь внимание к этой проблеме и вместе попытаться найти способы преодоления негативных последствий, исходя из того, что, к сожалению, такие аварии были не единичны, и в других странах они имели место. Нам нужно вместе вырабатывать адекватные методы реагирования на эти катастрофы.

МИА «Россия сегодня»: Владимир Владимирович, вот после того, как отношения России с Западом существенно ухудшились, Запад стал проявлять активный интерес к Беларуси. Среди Ваших коллег в белорусском правительстве у Вас сложилась репутация все-таки человека западного такого, западника. Вот как Глава внешнеполитического ведомства страны, которая является самым надежным союзником России, вот ответьте, пожалуйста, на такой вопрос. Дрейф Беларуси на Запад можно воспринимать серьезно?

В.Макей: Знаете, на этот вопрос уже много раз отвечал и Президент нашей страны, и мне доводилось высказываться по этому поводу. Я бы хотел, чтобы вы усвоили четко одно. Во-первых, наш регион – это не море, и Беларусь – это не корабль, который дрейфует то в одну, то в другую сторону, не зная в какую гавань прийти. Мы находимся в центре Европы. Мы здесь географически и мы здесь и останемся. С Россией нас связывало, связывает и будет связывать, я убежден, много-много-много общего. У нас и общая история, у нас и общие человеческие контакты и связи, и общее экономическое сотрудничество, и военное сотрудничество, и политическое взаимодействие и так далее и тому подобное. Мы не собираемся никуда уходить. Россия для нас главный стратегический партнер и союзник. Но это не значит, что мы не должны иметь нормальных отношений с другими странами.

Евросоюз для нас тоже второй по значимости торгово-экономический партнер. Если доля России в нашем экспорте составляет 38 процентов, то доля Евросоюза в нашем экспорте составляет где-то 32 процента. В прежние времена было и того больше. Поэтому для нас Евросоюз важен как важный торгово-экономический партнер. Наша экономика экспортно-ориентированная. Мы зависим от экспорта. Мы продаем порядка 60 процентов продукции, которая производится в Беларуси. Иметь нормальные отношения с Европой для нас тоже является нормальным явлением. Более того, мы заинтересованы и в тех передовых технологиях, которые существуют в Европе.

Но еще раз повторюсь, мы намерены развивать наши контакты с нашими европейскими партнерами не за счет России и не в ущерб России. Мы, как я уже сказал, исходим из того, что нас с Россией связывает очень многое. Мы всегда знали и знаем, что Россия в трудную минуту придет к нам на помощь, и мы сможем опереться на Россию. Но и Россия может рассчитывать на Беларусь без всяких размышлений о дрейфах на Восток, на Запад, на Север или на Юг.

Что касается навешивания различных ярлыков: «западник» или «восточник», я считаю, что это абсолютно неправомерно. Это тоже имеет какую-то дальнюю цель. После этого можно рассуждать, что у руководства Беларуси нет единства: кто-то тянет на Запад, кто-то на Восток. Поверьте, у руководства Беларуси и в Правительстве Беларуси есть четкое понимание того, каким путем двигаться. Есть четкое понимание того, что власть, Правительство едины, и мы исходим, опять-таки, не из этих ярлыков – «западник» или «восточник», – мы исходим из того, что мы – белорусы и мы должны действовать исходя из наших национальных интересов.

Блог «Бытовая Евразия»:
Сегодня очень модно говорить о развитии внутреннего туризма и туризма внутри стран СНГ. Скажите, пожалуйста, какие меры со стороны Беларуси предпринимаются для привлечения туристического потока?

В.Макей: Вопрос специфический, конкретный. Вряд ли расскажу сейчас о конкретных каких-то мерах, но тем не менее. Туризм, я считаю, что это очень перспективное направление развития. В некоторых странах, например, в той же самой Венгрии, в Словении, доходы от туризма составляют 10 процентов от валового внутреннего продукта. У нас намного меньше, я думаю, порядка 2-3 процентов. Поэтому туризм для нас тоже является очень важным направлением.

Мы предприняли ряд мер в этом плане. Существует соответствующее законодательство, которое, наверняка, требует и совершенствования, и мы будем заниматься этим.

У нас очень хорошо развивается в последнее время агроэкотуризм. У нас существуют целые каталоги агроэкоусадеб, куда можно приехать в любое время года и провести прекрасно время. Кстати, если вы попытаетесь заказать такие усадьбы накануне каких-то праздников или в летние дни, то оказывается, что они все заняты, и подавляющее большинство там составляют россияне. И это очень хорошо, если это их устраивает.

Мы думаем и над тем, как облегчить визовый режим для тех, кто захочет посетить Беларусь. Обсуждался этот вопрос и у Главы государства. Я думаю, что в ближайшее время соответствующие конкретные шаги последуют. Поэтому в принципе туризм для нас очень важное направление развития, важная тема. Мы будем заниматься им, но, к сожалению, процессы эти движутся не так быстро, как хотелось бы.

Газета «Наша Ніва»: Владимир Владимирович, в последнее время, как вы уже отметили, Беларусь смогла перезагрузить свои отношения с Евросоюзом, США. Но это неоднозначно воспринимается многими в России. Как Вы отнеслись к той истерии, которая проходила в российских СМИ после визита представителя Пентагона США, господина Карпентера в Беларусь? Спасибо.

В.Макей: Честно говоря, я истерии не заметил. И я сегодня встречался с коллегой, Сергеем Викторовичем Лавровым, и он не высказывал каких-либо претензий на сей счет. Знаете, мы же не высказываем претензий, когда представители России, руководства России встречаются с руководителями Европейского союза, или с коллегами из Европейского союза, или с коллегами из НАТО, или по военной линии с Соединенными Штатами Америки. Мы считаем, что это нормальный диалог, который должен существовать между различными странами. Поэтому здесь тоже не надо усматривать в этом нечто неестественное или как выпад против России.

У нас более 10 лет отсутствовало вообще всякое сотрудничество в военной сфере с Соединенными Штатами Америки, и это был первый визит для того, чтобы наладить диалог между военными, что, я считаю, в данной ситуации очень и очень важно.

Мы не понимаем, почему на наших западных границах пытаются усилить активность НАТО, разместить там дополнительные военные объекты в ряде стран, которые являются нашими соседями. И мы хотели бы получить ответы на эти вопросы и от военных представителей США, и от представителей НАТО.

Поэтому этот визит является нормальным, обычным шагом в направлении развития полноценного диалога между военными ведомствами наших стран. Для того чтобы именно в рамках диалога, а не из-за прицела, решать те проблемные вопросы, которые существуют сейчас и снимать те недопонимания, которые периодически возникают в международной повестке дня и в наших отношениях. Поэтому это – нормальный диалог, вернее, попытка восстановить нормальный диалог между военными ведомствами, что я считаю в этой ситуации очень и очень важно.

Журнал «Союзное государство»: Владимир Владимирович, скажите, пожалуйста, вот за прошлый год товарооборот между нашими странами, как Вы уже сказали, сократился на 27 процентов. А что делается на уровне МИДов, для того, чтобы исправить эту ситуацию?

В.Макей: На уровне МИДов делается всё. Но если у вас МИД не отвечает за внешнеэкономическую деятельность, а только лишь за внешнюю политику, то в Беларуси Министерство иностранных дел отвечает и за внешнеполитическую деятельность, и за внешнеэкономическую деятельность. И более того, я хочу сказать, что мы, наверное, две трети своего времени уделяем именно торгово-экономическому взаимодействию со всеми странами. 

Но что касается России, то тут нечего скрывать, нечего греха таить, Россия для нас является самым главным, основным рынком. И подавляющая часть нашей продукции поступает именно на этот рынок, поэтому наша задача состоит в том, чтобы создать нормальные условия для поставки этой продукции, чтобы снимать те проблемы, которые возникают периодически по линии тех или иных ведомств. Иногда искусственные проблемы, как это мы были свидетелями в ряде случаев. Я опять-таки не хочу никого упрекать.

Мы всегда были нацелены на очень конструктивное взаимодействие в этом плане с нашими российскими партнерами. И мы не одобряем такого подхода, когда вместо того, чтобы решить ту ли иную проблему тихо, спокойно за столом переговоров, все это выплескивается на страницы средств массовой информации. Это не те методы, которыми должны руководствоваться дружественные государства.

Поверьте, наше Посольство здесь, в Москве, и Министерство иностранных дел Беларуси уделяет торгово-экономическому сотрудничеству с Россией огромнейшее внимание, и мы нацелены на то, чтобы все эти проблемы или проблемные нюансы, которые возникают периодически, снимались моментально. Мы заинтересованы в том, чтобы торгово-экономическое сотрудничество между нашими странами осуществлялось без всяких ограничений, чтобы не было никаких барьеров на пути наших товаров. Да, порядок должен существовать. Мы должны четко понимать, что мы направляем нашу продукцию в соответствии с правилами, которые приняты в России, и наоборот.

У нас в России существует порядка 3 тысяч совместных организаций, в Беларуси – 1,5 тысячи совместных организаций, я имею в виду экономических организаций в наших странах. Поэтому потенциал у нас очень и очень большой. И нам хотелось бы, чтобы мы имели равные возможности для работы на наших рынках – обе страны, – чтобы не создавалось каких-то ограничений через принятие каких-то решений, будь то на ведомственном или правительственном уровне, для доступа или белорусских товаров в Россию, или российских товаров в Беларусь.

Мы готовы к такому варианту взаимодействия. Я думаю, что у нас, у обеих стран, есть четкое понимание того, как двигаться вперед. Есть нацеленность на конструктивное взаимодействие. Я убежден, что мы спокойно преодолеем эти общие финансово-экономические проблемы, которые существуют на данном этапе.

Ведущая: Ну что ж, спасибо, Владимир Владимирович, что нашли время пообщаться с журналистами и очень надеемся, что это станет доброй традицией, когда Вы будете приезжать в Москву, будете приходить на нашу площадку общаться с журналистами.

В.Макей: Спасибо. Я готов. Спасибо еще раз за приглашение. Может быть, не все ответы понравились, но, я думаю, это первая проба пера. Будем надеяться на следующие встречи.

Ведущая: Было очень интересно. До свидания.