Беларусь . Факты

Стенограмма интервью Министра иностранных дел Республики Беларусь В.Макея газете «Мадьяр Хирлап» (17 марта 2016 г., г.Будапешт, опубликовано 29 марта 2016 г.)

«Минск отвергает двойные стандарты»

Венгрия является нашим другом и важным партнером, мы понимаем друг друга и хотим сотрудничать – сказал в интервью газете «Мадьяр Хирлап» Владимир Макей, белорусский министр иностранных дел, находившийся на прошлой неделе с официальным визитом в Будапеште. Глава белорусской дипломатии говорил о бессмысленности санкционных войн, правах человека и европейской идентичности.



Насколько Вы видите, что Венгрия всегда думала о Беларуси позитивно, как и наша газета, считала, что необходимо развивать связи даже под санкциями?

Я абсолютно согласен с Вами, что Венгрия даже в те моменты, когда у нас были достаточно сложные отношения с Европейским союзом, продолжала поддерживать дружественные связи с Беларусью. Точно также и Беларусь традиционно поддерживала дружественные связи с Венгрией. Это тянется с давних времен, мы даже в чем-то схожи и по числу населения и территориально. Мы убеждены, что санкции – это не метод решения проблем, ни внешнеполитических, ни внешнеэкономических, ни внутриполитических. Они только загоняют проблему в тупик. Если мы хотим решить ту или иную проблему, то должен быть диалог – откровенный и прямой. И Венгрия всегда придерживалась такой позиции. Мы благодарны Вашему правительству за такой прагматичный и конструктивный подход. И, как показывает практика, такой подход оправдывает себя – мы видим результат. Евросоюз занял практически такую же конструктивную и прагматичную позицию, как и Ваше руководство.

Каковы, на Ваш взгляд, конкретные перспективные сферы сотрудничества с Венгрией?

Есть очень много сфер, направлений нашего взаимодействия. Для нас, как и для Венгрии, главное – это торгово-экономическое сотрудничество. Венгрия заявила о таких программах, как «Открытие на Восток» и «Открытие на Юг». Это созвучно нашим приоритетам. Наша задача – диверсифицировать внешнеэкономическую деятельность. Мы, к сожалению, достаточно сильно зависим от какого-то одного направления, потому что у нас нет сырьевых ресурсов, мы вынуждены ориентироваться на российский рынок, который для нас является основным. Но для любого государства важно иметь сбалансированные отношения со всем миром. Мы активно развиваем наше экономическое сотрудничество и с Россией, которая остается для нас главным стратегическим партнером, и с Европейским союзом, который является вторым по важности партнером, и со всеми остальными странами мира, кто хочет дружить с Беларусью.

Что касается Венгрии, то вместе с Вашим правительством, с крупным бизнесом мы определили основные направления сотрудничества. Это – сельское хозяйство и пищевая промышленность, машиностроение и строительство, фармацевтика и инновационная сфера. У нас на регулярной основе действует совместная межправительственная экономическая комиссия. Что очень немаловажно для бизнеса, у нас налажен прямой авиарейс между Минском и Будапештом. Но нам надо переходить от простой торговли к совместным инвестиционным проектам в наших странах. Проектам, которые будут выгодны и для Венгрии, и для Беларуси. Венгрия является членом Европейского союза, и для нашей страны, в случае осуществления каких-то инвестпроектов здесь, откроется выход на рынок ЕС. Беларусь может предоставить свою площадку Венгрии с учетом того, что мы являемся членом Евразийского экономического союза. И тогда Венгрия получит доступ на огромный рынок емкостью 180 миллионов потребителей.

Венгрия заинтересована в том, чтобы развивать связи с Россией. В Евросоюзе действуют санкции, но Венгрия выступает против них. Насколько возможно нам с помощью Беларуси усилить свое присутствие в регионе в чисто экономическом смысле?

В экономическом плане у нас возникнет масса возможностей для того, чтобы пытаться нейтрализовать санкционную логику, которая сейчас доминирует, к сожалению, в нашем регионе. Это не значит, что мы собираемся нарушать решения, которые приняты той или иной стороной. Нет, мы будем действовать в рамках законодательства и международного права. Есть ряд возможностей по созданию совместных производств на территории Беларуси в сфере сельского хозяйства, фармацевтики, машиностроения, информационных технологий, чтобы работать затем на рынке Евразийского экономического союза. Это абсолютно легально, и никто не будет этого оспаривать. Мы, к сожалению, сами страдаем от взаимного эмбарго между Россией и Евросоюзом. У нас открытая экспортоориентированная экономика, и из-за этих санкций мы теряем наши рынки и товарооборот с некоторыми странами и соседями. В такой ситуации задача любого государства, особенно таких небольших государств, как Беларусь и Венгрия, находить легальные методы для обхода санкций. И то, о чем мы говорим, – создание совместных производств, реализация совместных проектов на территории одной и другой страны, поможет нам исправить негативную ситуацию. Это будет приносить пользу народу, конкретным белорусам и венграм. Ведь любой руководитель любого государства должен думать в первую очередь о своем народе, о своих людях.

Безусловно. То есть сотрудничество в вопросах создания совместных предприятий в Беларуси открывает стратегические возможности?

Я абсолютно уверен в этом. И я убежден, что это не вызовет никаких претензий ни с одной, ни с другой стороны. Если венгерская компания приходит в Беларусь и начинает работать, например, в сфере сельского хозяйства, создает предприятие совместно с белорусами по переработке пищевой продукции – в результате получается продукт, который является по происхождению белорусским, который может спокойно поставляться на рынок Евразийского экономического союза. Здесь нет никаких нарушений. В то же время мы боролись и будем бороться с теми, кто занимается недобросовестным реэкспортом.

Какова Ваша позиция по развитию двусторонних гуманитарных контактов, связей в сфере культуры?

Даже, если между странами существуют какие-то политические трудности, проблемы, слава Богу, между Беларусью и Венгрией таких проблем нет, то мы всегда предлагаем нашим партнерам развивать контакты в тех сферах, где это возможно, для того чтобы сближать страны и народы, а не отдалять их. В этом плане важны совместные проекты в культурной и гуманитарной сфере, в сферах спорта, науки, туризма. Что касается белорусско-венгерского сотрудничества, то у нас масса неиспользованных возможностей, но есть и серьезные подвижки. Например, два года назад мы начали преподавать венгерский язык в Беларуси. Здесь в Венгрии белорусский язык давно факультативно преподается, и к нему есть интерес. Мы планируем возобновить регулярное проведение Дней культуры в одной и другой стране, потому что это тоже будет способствовать большему пониманию между нашими странами и народами.

Мы в нашей газете также считаем, что с Беларусью надо улучшать связи, и мы будем этому содействовать.

Знаете, Беларусь в общественном мнении Запада и во многих западных средствах массовой информации в прошлом, да и сейчас еще во многом демонизируется. Но проблем в нашей стране ничуть не больше, а то даже и меньше, чем в некоторых иных странах, которые считаются демократическими. Просто некоторые страны обладают большими ресурсами, и к ним меньше претензий. Но это абсолютно неправильно, надо выстраивать такую линию поведения, чтобы к странам, у которых одинаковые проблемы, было и одинаковое отношение.

Нам говорят: «Вы ближе, вы граничите с Европейским союзом, поэтому вам уделяется больше внимания». Какая-то непонятная логика получается. Да, мы ближе к Европейскому союзу, но мы, даже когда были под санкциями, обеспечивали безопасность границы с Евросоюзом, мы пресекали нелегальную миграцию, трансграничную преступность, боролись с торговлей людьми и контрабандой наркотиков. Заметьте, Беларусь – единственная из стран постсоветского пространства, в которой после развала Советского союза не было ни одного вооруженного конфликта. У нас нет никаких территориальных претензий к соседям. Поэтому нам непонятна эта демонизация Беларуси, искусственно нагнетаемая в западном общественном мнении. Поэтому мы всегда говорили, что санкции – это не метод решения проблем, логика диалога должна доминировать.

Мы на себе это ощущаем, понимаем, когда в Европейском союзе и в Соединенных Штатах начинают определять правила демократии и потом объясняют, кто демократ, а кто диктатор.

Да, мы наблюдаем, что руководству Венгрии сегодня тоже нелегко. Но, с нашей точки зрения, оно занимает абсолютно прагматичную позицию по ряду проблем, которые сейчас волнуют Европейский союз. Я не собираюсь никоим образом вмешиваться во внутренние дела ЕС, но нам, наблюдая извне, кажется, что линия поведения Венгрии абсолютно правильная. Я уже сказал, что руководитель должен думать о благополучии своего народа, думать о том, чтобы сохранить в стране стабильное социально-экономическое развитие и не допустить вот таких турбуленций, которые нам знакомы по ряду наших соседних стран.

Нам говорят, кто-то больший демократ, кто-то меньший. Но как определить истинный уровень демократии, демократичности того или иного человека или государства? Скажем, если государство нормально развивается. Например, по ряду параметров торгово-экономических Беларусь находится в лидерах среди стран региона, несмотря на то, что были санкции Европейского союза и какие-то ограничительные меры. Нам в определенной мере удавалось работать со странами, которые хотели дружить с Беларусью. Но мне непонятна логика, кода нам говорят – отсюда виднее, вы должны в Минске сделать это, это и это. Мы говорим, давайте мы будем развивать сотрудничество в таких-то сферах, включая экономику, параллельно взаимодействуя с вами по тем вопросам, которые важны для Запада. Только не надо ставить телегу впереди лошади. Понимаете, о чем я говорю?

Абсолютно…

Главная наша задача – сохранить стабильность в обществе, обеспечить устойчивое экономическое развитие, которое приведет к укреплению политической независимости и суверенитета. Конечно, параллельно мы должны заботиться об обеспечении прав человека. Но права человека – это не только право выходить на улицу с различными лозунгами. Это также право на труд, на жилье, на образование. Если у человека это есть, то он задумается, надо ли ему выходить и кричать «Долой того! Долой этого!». Да и те, кто выходит на улицу, должны действовать по законам и правилам, не провоцировать власти, иначе будет хаос и анархия. И не нужно давить на страны, нужно вести диалог и вырабатывать такую концепцию поведения, которая позволит каждой стране развиваться в русле общих тенденций, будь то права человека или экономика, но с учетом местной специфики.

И, кстати, то, что касается позиции Вашей страны по проблеме, которая сейчас волнует Европу, проблеме миграции, Ваше поведение, кажется, абсолютно оправданным. Политики говорят о том, что необходимо обеспечить возможность спастись людям, которые бегут из мест, где ведутся боевые действия. Но Европа не переварит сотни миллионов мигрантов из других стран, и, потом, не все люди бегут от конфликтов. Кто-то просто ищет более спокойной и лучшей жизни с учетом того, что у него в стране тяжело. Как бы не случилось так, что потом Европе придется думать о сохранении своей идентичности. Это наши наблюдения, и опять-таки хочу сказать, что мы не вмешиваемся ни в коей мере в политику Европы, но я сам лично, бывая в разных странах, становился свидетелем того, когда верхний уровень политического руководства говорит о том, что мы должны принимать эмигрантов, мы должны их внедрять в общество, интегрировать, а обыкновенные люди на улицах говорят, что «мы категорически против, мы не приемлем». Надо прислушиваться и к мнению народа в этом плане. Или я не прав?

Мы также думаем. Проблема соблюдения прав существует … как с различного рода [сексуальными] меньшинствами. Мы видим, как из этого часто пытаются сделать политический вопрос.

Знаете, белорусская нация очень спокойная, толерантная, терпеливая, я бы даже сказал, в некоторых вопросах ортодоксальная нация. Мы категорически, как бы нас не обвиняли в нарушениях прав каких-то человека, категорически выступаем за сохранение традиционной семьи. И боюсь, что мы вот по этому вопросу никогда не найдем понимания с теми, кто будет оказывать давление на нас.

Мы – небольшое государство без геополитических амбиций, у нас нет жизненно важных интересов в других регионах. Да, есть интересы экономические – продать продукцию, получить средства в бюджет. Наши интересы сконцентрированы на том, чтобы на нашей земле люди жили спокойно, развивались, чтобы росло их благополучие. Но есть большие геополитические игроки, которые пытаются сделать так, чтобы мир жил по их пониманию, по их правилам. В этом плане средние, малые государства должны тоже объединяться, чтобы их голос был услышан. На площадке ООН это делается, но, к сожалению, не всегда эффективно.

Важно, что Вы открыто заявляете о своих интересах и правах. Ваш народ столько сделал и выстрадал в последней мировой войне. Это достойно уважения.

Вы затронули тему, которая является святой для любого белоруса, и мы хотели бы, чтобы об этом не забывали, о том, что мы каждого третьего жителя потеряли в той войне. Помимо этого, мы больше других стран пострадали от Чернобыльской катастрофы, до сих пор ощущаем ее негативные последствия, у нас огромная часть территории выведена из сельскохозяйственного оборота. Но, к сожалению, об этом иногда некоторые наши партнеры забывают и думают в первую очередь, как бы заставить действовать так, как они считают нужным. А мы хотели бы, чтобы об этом наши партнеры тоже помнили.

Нас называют «последней диктатурой Европы», «тоталитарным режимом» и тому подобное. Да, может быть, отчасти какие-то элементы жесткого управления есть, но в сложной нынешней ситуации, особенно когда возникают эти финансово-экономические кризисы, когда нужно практически вручную управлять экономикой, иногда по-другому не обойтись. Это не значит, что нужно забывать о правах человека, ни в коей мере, этому нужно уделять большое внимание. Но права человека будут обеспечены только в стабильном, нормально развивающемся обществе.

Спасибо за интервью.