Беларусь . Факты

Интервью Министра иностранных дел Беларуси В.Макея южноафриканской газете «Business Day» (11 сентября 2014 г.)

Вопрос: До ЮАР Вы уже посетили Нигерию, Абуджу?

Макей: Мы заинтересованы в развитии сотрудничества со многими странами, в различных регионах мира. В Абудже состоялись мои встречи с Президентом Нигерии, с моим коллегой, Министром иностранных дел, а также с представителями деловых кругов. Вынужден признать, что ранее мы не уделяли значительного внимания Африке. Поэтому в Беларуси было принято решение посетить ключевые страны на различных континентах и попытаться придать большую динамику нашим торгово-экономическим отношениям и сотрудничеству в других областях. Этим объясняется мой приезд в Южно-Африканскую Республику.

Вопрос: Я не слишком хорошо знаком с историей вашей страны, но во времена Советского Союза у Беларуси была определенная роль, функции, промышленная специализация, которые достались вам по наследству. Возможно, в силу этого советского наследия у вас имеются особые отношения с какими-то африканскими странами? Скажем, с Анголой отношения до сих пор имеют место, или для Беларуси это уже немного в прошлом?

Макей: Вы абсолютно правы, Беларусь была членом Советского Союза, одной из 15 республик, и как часть Советского Союза мы имели в прошлом очень тесные связи со многими странами Африки. Кроме упомянутой Вами Анголы, это Мозамбик, Эфиопия, Судан, Алжир, Египет и целый ряд других стран. На этапе же обретения нами независимости, в 90-е годы прошлого века, эти отношения были в одночасье прерваны.

Вы знаете, мы стали независимыми после внезапного распада Советского Союза, и мы не относились к категории стран с большими ресурсами и возможностями. В то время самым главным для нас было просто выжить. На том этапе мы не думали о нашем экспорте, о производстве, потому что все заводы, которые сегодня производят различную технику – тракторы, грузовики, другие машины, – в то время они были мертвы. Конечно, многие связи, которые существовали у Беларуси как республики Советского Союза, были разорваны.

Но шаг за шагом, после того, как наша экономика стала возрождаться, мы решили открыть новые рынки. Почему? Я упомянул в ходе встречи с деловыми кругами, что мы экспортно-ориентированная страна и зависим от экспорта. Чем больше товаров мы продаем, тем больше денег поступает в наш бюджет. Попросту говоря, это является основным принципом функционирования экономики Беларуси на современном этапе.

Конкуренция сегодня очень жесткая. Вот почему мы решили искать новых партнеров в отдаленных регионах, на разных континентах: и в Латинской Америке, и в Африке, и в Юго-Восточной Азии.

Так, постепенно мы восстановили множество связей, установили торгово-экономические отношения со многими африканскими странами. У нас открыто уже пять посольств на африканском континенте. Кстати, Южная Африка была одной из первых стран, где мы открыли посольство, на самом первом этапе истории наших отношений. Сейчас мы пытаемся восстановить связи со многими африканскими странами, с которыми взаимодействовали в советские времена.

Вопрос: А те отношения, которые вы сейчас развиваете, они из прошлого или это что-то новое?

Макей: Иногда это новые, но иногда у них есть история. Например, многие люди в Нигерии помнят советские времена, как они учились в белорусских вузах. И, кстати, сегодня Нигерия является страной, из которой в Беларусь на учебу приезжает наибольшее число иностранных студентов. Сегодня в Беларуси обучается около тысячи студентов из Нигерии.

Вопрос: Некоторые виды производимой вами продукции имеют военное назначение. Нигерия сегодня очень нуждается в военной технике. Вы, возможно, говорили об этом? Как вы думаете, будет ли это одним из направлений белорусского экспорта в Нигерию?

Макей: Вы знаете, на сегодняшний день имеется множество общих вызовов, с которыми сталкивается мировое сообщество, например, борьба с терроризмом. Думаю, что это такая проблема, с которой в одиночку страны справиться и решить ее не могут.

Нам необходимо объединить усилия в целях борьбы с терроризмом и достижения конкретных результатов. В Беларуси достаточно хорошо развита военная промышленность, и мы открыто заявляем, что экспортируем за рубеж также военную технику, обучаем иностранных военных и так далее.

Несколько недель назад я посетил Багдад, вы знаете, проблема терроризма там также на повестке дня. Возможность создания в Азии Исламского государства, представляет большую опасность для человечества, для международного сообщества.

Вот почему мы должны объединить наши усилия, и Беларусь готова оказать помощь тем странам, которым угрожает терроризм.

Но мы делаем это в полном соответствии с нормами международного права. Мы не поддерживаем никаких контактов со странами, которые находятся под международными санкциями, санкциями ООН.

Я искренен, когда я говорю, что мы готовы предоставить помощь странам, которые находятся под угрозой терроризма, и будем продолжать делать это, потому что это – одна из главных проблем, которые мы должны сегодня решить.

Вопрос: Ситуации, сложившейся в этой стране, уделяется меньше внимания, чем той ситуации, которая сейчас сложилась в Украине, и вокруг нее. Я знаю, что Минск две или три недели назад организовывал проведение переговоров. Какова точка зрения Беларуси, как вы думаете, Россия спровоцировала этот кризис или не Россия? Какова Ваша позиция? На чьей вы стороне?

Макей: Ваш вопрос очень и очень интересный, и в то же время на него очень сложно ответить. Почему? Потому что для Беларуси это очень чувствительный вопрос, Россия является нашим самым ближайшим союзником. Мы очень зависим от России экономически, мы получаем из России нефть, газ и т.д. Но Украина является нашим вторым крупнейшим партнером в торгово-экономической сфере на постсоветском пространстве. Это наш ближайший сосед, наша общая граница составляет примерно 1100 км, и мы тесно связаны межличностными контактами.

На протяжении многих столетий мы жили вместе. Поэтому в данной ситуации Беларусь не хочет никого обвинять или оправдывать. Мы хотим, чтобы этот конфликт закончился как можно скорее. Хотим, чтобы Украина осталась стабильным, независимым и единым государством.

Вот почему мы неизменно стремились сделать все для того, чтобы все стороны, вовлеченные в этот конфликт, сели за стол переговоров, прекратили противостояние.

Мы не хотим играть роль посредника. Думаю, что только большие государства в состоянии выступать в этом качестве. Но мы всегда были готовы предоставить свою территорию, нашу площадку для всех заинтересованных сторон, чтобы состоялся диалог, прошли переговоры – переговоры о мире.

Так, к счастью, и произошло в конце августа, когда состоялась встреча трех президентов Таможенного союза – России, Беларуси и Казахстана – с участием Президента Украины и представителей Европейского союза. Должен сказать, что обсуждение было очень искренним, открытым, но главным результатом стала двухчасовая встреча президентов Росси и Украины «тет-а-тет». Я думаю, что это было началом будущих мирных переговоров. В Минске было проведено несколько раундов заседаний так называемой Контактной группы Россия-Украина-ОБСЕ. Были рассмотрены конкретные вопросы.

В результате был подписан протокол о прекращении огня в Украине. Но вы знаете, в этой ситуации каждая сторона должна быть очень искренней, а не так, что за столом говорят одно, а затем, покинув стол переговоров, совершают совсем иные поступки. Если вы уже сказали слово, то и действовать должны в соответствии со сказанным. Это очень важно. Каждая сторона должна быть искренней и каждая сторона должна стремиться к прекращению этого конфликта как можно быстрее. Мы надеемся, что переговоры, которые проходили в Беларуси, приведут к успеху. Но это только первый шаг, многое еще предстоит сделать для того, чтобы урегулировать этот конфликт как можно скорее. Беларусь готова обеспечить всю необходимую поддержку и содействие в целях урегулирования этого конфликта.

Но мы хотим, чтобы все три славянских народа, государства жили в мире и дружбе, как это было раньше. Возможно, есть и некоторые внешние причины, почему это происходит…

Вопрос: Хорошо, я понимаю, что это очень многогранный вопрос. Я не буду продолжать спрашивать. ЕС и США – с этими двумя блоками у Беларуси политические отношения плохие либо, как минимум, не очень хорошие. Почему, и в чем проблема? Как вы проанализируете эту проблему? Вопрос сформулирован слишком широко?

Макей: Да, мы могли бы провести целую конференцию по этим вопросам [смеется]. Действительно, у нас есть определенные проблемы в наших отношениях с Европейским союзом и с Соединенными Штатами Америки. Я бы не сказал, что они [отношения] очень плохие или очень хорошие, но у нас есть определенные проблемы. Причины лежат в прошлом. После выборов, которые состоялись в декабре 2010 года, некоторые демонстранты попытались вторгнуться в правительственные здания. Они выбивали окна, двери и т.д. Конечно же, после этого они понесли наказание, и некоторые из них получили тюремные сроки. Я думаю, что в любой другой европейской стране или в США они также получили бы аналогичное наказание. Но Европейский союз и Соединенные Штаты считают эти уголовные дела политическими, и они говорят, что люди, которые были приговорены к тюремному заключению, являются т.н. «политическими заключенными».

Хотя это чисто уголовное дело, с нашей точки зрения. Европейский союз и Соединенные Штаты ввели санкции в отношении Беларуси в различных областях, против 243 лиц и 32 предприятий.

Но постепенно все стороны пришли к пониманию, что если не будет никакого диалога между Беларусью и Евросоюзом, не будет никакого движения вперед. Вот почему некоторое время назад, я думаю, около двух лет, мы проводили много переговоров – официальных и неофициальных – с нашими европейскими и американскими партнерами, и мы решили найти выход из этого тупика.

Как это сделать? Конечно же, на повестке дня есть определенные принципиальные проблемы – я имею в виду санкции и так называемых «политических заключенных». Но мы решили заострить внимание на областях, в которых на данный момент возможны подвижки. Например, мы попытались решить некоторые экономические проблемы.

Есть также сферы, представляющие взаимный интерес для Европейского союза и для Беларуси. Беларусь имеет протяженную границу с Польшей, с балтийскими государствами, и мы поддерживаем порядок на этой границе. Вы знаете, что это значит? Это – борьба с нелегальной миграцией, торговлей людьми, контрабандой. Мы гарантируем безопасный транзит нефти, газа из России в Европу, и, на самом деле, есть много других вопросов, представляющих общий интерес. Мы вносим большой вклад в обеспечение безопасности и защиты границ Европы. К счастью, наши партнеры поняли это, и мы начали диалог в различных сферах.

Должен сказать, что сегодня мы сделали уже много позитивных шагов навстречу друг другу. Я имею в виду как Европейский союз, так и Соединенные Штаты. Мы решили создать позитивную атмосферу с помощью этих позитивных шагов – пусть и небольших – в отношениях между Беларусью и ЕС, Беларусью и США в целях восстановления уровня наших отношений, нормализации наших отношений.

И я уверен, что это приведет к урегулированию принципиальных вопросов между нашими государствами.

Важно учитывать при этом, что некоторыми европейскими партнерами Беларусь не рассматривается как значимое государство, потому что у нас не так много сырья, полезных ископаемых. Вследствие этого и отношение дифференцированное. Я имею в виду отношение европейских стран к некоторым другим постсоветским государствам, где есть те же или даже больше проблем. Однако это крупные страны, у них есть сырье, и Европа от них зависит…

Но мы очень спокойно к этому относимся. Мы хотим продолжить наш диалог и готовы к этому диалогу, но на равноправной основе. Мы хотим, чтобы Беларусь воспринималась в качестве равноправного партнера, имеющего собственные национальные интересы.

В нынешней ситуации важен также украинский фактор. Сегодня мы должны думать о более важных вопросах – о региональной и международной безопасности, о борьбе с терроризмом. Мы должны объединить наши усилия, и эти вопросы должны быть главными в нашей повестке дня.

Вопрос: Еще один последний вопрос. Вы говорили о том, что Беларусь не хочет осуждать кого-либо или вставать на чью-то сторону, но что вы думаете по поводу опасений, которые испытывает Европа в отношении поведения Президента России?

Макей: Я беседовал с моими европейскими коллегами из многих стран. Я могу понять ход их мыслей, но я считаю, что многие формируют свою точку зрения, основываясь на устаревших клише, еще времен Советского Союза.

Сегодня мои европейские коллеги говорят, что Россия пытается восстановить Советский Союз путем создания Таможенного союза и Евразийского экономического союза. По моему мнению, это не имеет ничего общего с реальностью. Для нас Таможенный союз – это более тесная интеграция в торгово-экономической сфере. Никто из стран-членов Таможенного союза не откажется от суверенитета и независимости.

Но в некоторой степени я могу понять ход мыслей моих европейских коллег, потому что они исходят из истории, в первую очередь, если говорить о странах Балтии и Польше. Они боятся, потому что думают, что Россия представляет угрозу их интересам.

Мы не рассуждаем подобными категориями. Именно поэтому мы считаем, что очень важно вести прямые переговоры между всеми сторонами, вовлеченными в этот конфликт: между Россией и Украиной, между Россией и Европейским союзом, между Россией, Украиной и ОБСЕ и так далее.

Вот почему я уже упоминал, что все заинтересованные стороны должны быть искренними, чтобы восстановить прежний уровень доверия. К сожалению, в данный момент этого нет, уровень недоверия очень высок.

Вопрос: Вашего Президента – кстати, я его никогда не видел – называют …

Макей: Его называют «последним диктатором в Европе»…

Вопрос: Вот что бы я хотел у Вас спросить: создается впечатление, что он часто ведет себя довольно провокационно. Зачем? Я слышал на днях от европейского дипломата, что он сказал об одном из европейских министров иностранных дел, что тот может называть его «большим диктатором», но он-то знает, что этот министр – гей, или что-то в этом роде… Почему он говорит такие вещи?

Макей: Вы знаете, мы, дипломаты, очень часто используем дипломатичные выражения, чтобы сказать что-то. Политики во многих странах также предпочитают быть политкорректными, чтобы никого не оскорбить.

Наш президент – особенный политик. Я давно его знаю. В течение почти 8 лет я был его помощником, затем, в течение 4 лет – главой Администрации Президента, так что я рядом с ним уже более 12 лет.

Я прекрасно его знаю с профессиональной точки зрения и с личной, человеческой стороны. Он всегда очень открытый, он не работает для того, чтобы искусственно добиться уважения людей. Он всегда говорит то, что думает, и действует соответственно. Он очень открытый, искренний, и именно поэтому, может быть, иногда использует некоторые фразы, которые вызывают определенный дискомфорт у некоторых зарубежных политиков.

Но очень часто Беларусь демонизируется многими зарубежными политиками, а те вещи, которые они говорят о Беларуси, нас, мягко говоря, удивляют. Они не имеют ничего общего с ситуацией в Беларуси. Мы не хотим, чтобы масс-медиа изображали нас идеальной страной. Мы просто хотим, чтобы Беларусь подавалась в зарубежных СМИ в конструктивном ключе, пусть и со всеми недостатками. А не только с отрицательной или с положительной стороны.