Выступление Постоянного представителя Республики Беларусь при ОБСЕ В.Гайсенка на заседании Постоянного совета ОБСЕ 30 сентября 2004 года

Деятельность миссий ОБСЕ по наблюдению за выборами

Господин председатель,

Наша делегация хотела бы поднять сегодня на заседании Постоянного совета ОБСЕ вопрос о функционировании миссий БДИПЧ ОБСЕ по наблюдению за выборами. Вопрос адекватного наблюдения и объективной оценки избирательных процессов со стороны ОБСЕ, в том числе с точки зрения выполнения наших общих обязательств, является весьма актуальным для многих стран.

В частности, в Заявлении глав государств СНГ о положении дел в ОБСЕ от 3 июля 2004 года и Обращении государств СНГ к партнерам по ОБСЕ от 15 сентября 2004 года достаточно много места отводится деятельности БДИПЧ ОБСЕ по наблюдению за выборами. И оценивается она, мягко скажем, не самым лучшим образом.

Ряд критических замечаний в адрес наблюдения БДИПЧ за выборами было также озвучено в последнее время при обсуждении запроса Бюро по выделению дополнительных ресурсов на эти цели.

В свое время БДИПЧ ОБСЕ создавалось, в первую очередь, в целях оказания содействия странам-членам в совершенствовании их избирательных процессов. За прошедшее с момента создания время Бюро осуществило значительное количество миссий по наблюдению за выборами. Однако, несмотря на сложившуюся традицию наблюдения и ряд отдельных успехов, мы вынуждены констатировать сегодня, что в целом практика работы БДИПЧ по проведению наблюдения за выборами не способствует реализации тех задач, которые ставят перед ним государства-участники, и требует существенного пересмотра.

Миссии БДИПЧ ОБСЕ по наблюдению все более и более превращаются в механизм выполнения политического заказа по вынесению «приговора» отдельным странам, а не являются инструментом реального содействия.

Деятельность миссий с момента их образования осуществляется нетранспарентно, их оценки во многих случаях, по меньшей мере, спорны. Зачастую складывается впечатление, что миссии привозят с собой в страну наблюдения уже заготовленное шаблонное заключение, под обоснование которого целенаправленно и избирательно собираются факты.

В этой связи особую озабоченность у нас вызывают принципы комплектования миссий БДИПЧ ОБСЕ по наблюдению за выборами.

Несмотря на то, что Бюро предпринимает определенные усилия по диверсификации состава миссий наблюдения, в том числе с использованием средств специального фонда, в основном это касается лишь краткосрочного наблюдения. Так, представители Беларуси при содействии БДИПЧ имели возможность неоднократно наблюдать за проведением выборов на Балканах, за что мы хотели бы выразить Бюро свою признательность.

Однако для долгосрочного наблюдения в странах СНГ БДИПЧ ОБСЕ отбирает в основном кандидатов от стран «к Западу от Вены». Представители же стран СНГ отвергаются по причине того, что «в силу конфликта интересов они не могут беспристрастно и объективно исполнять свои обязанности».

Так, совсем недавно мы были свидетелями ситуации, когда при формировании миссии долгосрочного наблюдения из более чем десятка кандидатов от стран СНГ были отобраны лишь двое. При этом ряд западных стран получили сразу несколько мест, а глава миссии долгосрочного наблюдения и заместитель являются представителями одной страны.

Нам представляется неприемлемой такая ситуация, поскольку «конфликт интересов» у той или иной страны может существовать как раз с представителями стран, которые традиционно формируют основной состав миссий по наблюдению, и в чьей беспристрастности уверены далеко не все.

Полностью закрытой и непонятной для нас представляется также процедура формирования так называемых «основных групп» (core teams) миссий БДИПЧ ОБСЕ по наблюдению. По каким критериям и каким образом туда отбираются отдельные «эксперты» - для нас абсолютная загадка. Вы когда-либо видели список этих экспертов? Экспертов, участие которых в миссиях по наблюдению мы финансируем из бюджета ОБСЕ, в отличие от долгосрочных и краткосрочных наблюдателей, которых предоставляют государства-участники. А может, вы видели когда-либо информацию о вакансиях на посты глав миссий долгосрочного и краткосрочного наблюдения и их заместителей? Нет? Мы тоже не видели, и все это вызывает у нас закономерную озабоченность.

Подобная кадровая политика БДИПЧ лишь усиливает наши опасения относительно ангажированности миссий ОБСЕ по оценке выборов в странах СНГ, и в нее должны быть внесены серьезные коррективы.

Отдельного разговора заслуживает также «языковая» практика ОБСЕ. Позавчера, на заседании Подготовительного комитета мы уже слышали аргументы Старшего советника ОБСЕ по вопросам полицейской деятельности Ричарда Монка о необходимости отказа в ряде случаев от требования обязательного знания английского языка при подборе экспертов для осуществления краткосрочных миссий.

Нам кажется, что подобная логика и аргументация полностью применима и в отношении миссий наблюдения за выборами в различных регионах ОБСЕ. Почему рабочим языком миссий БДИПЧ по наблюдению за выборами в странах СНГ является английский? Ведь общение через переводчика лишает эксперта или наблюдателя ОБСЕ возможности непосредственно получать и понимать информацию, а также создает риск манипуляции им со стороны посредника. Может это и является одной из причин того, что миссии наблюдения от нашей Организации и аналогичные миссии от СНГ зачастую приходят к противоположным выводам.

Использование русского языка в данной ситуации позволит также существенно сократить финансовые расходы для стран-членов ОБСЕ. Считаем необходимым более детально изучить данный вопрос.

Господин председатель,

Как мы уже неоднократно отмечали, в ОБСЕ нет в настоящий момент общепринятых стандартов демократических выборов, а есть только общие принципы и обязательства, закрепленные в Копенгагенском документе 1990 года и ряде последующих документов ОБСЕ.

Нам представляется неприемлемой и контрпродуктивной практика, когда миссии БДИПЧ, как под копирку, штампуют свои вердикты о несоответствии тех или иных выборов несуществующим стандартам.

С другой стороны, просто удивительно, когда БДИПЧ ОБСЕ или отдельные страны-члены призывают другие страны-члены, опять же в соответствии с этими несуществующими стандартами, изменять национальное избирательное законодательство, которое они характеризуют как «несовершенное», при этом жестко отстаивая «неприкосновенность» своих - гораздо менее демократичных - избирательных законодательств на основании их «исторической демократической проверенности».

В связи с отсутствием конкретных стандартов любая оценка выборов со стороны ОБСЕ носит сугубо субъективный характер, и во многом зависит от степени беспристрастности и объективности тех, кто пишет отчет об итогах наблюдения и расставляет политические акценты. Добавим к этому, что нет определенной процедуры подготовки заключительных отчетов, позволяющей отразить мнение всех членов миссий наблюдения. Несогласным просто не дают слова.

Господин председатель,

В ходе состоявшейся в июле этого года Дополнительной встречи по человеческому измерению ОБСЕ в Вене, посвященной избирательным стандартам и обязательствам, мы уже предлагали временно переориентировать работу БДИПЧ ОБСЕ на разработку конкретных, понятных стандартов демократических выборов, основываясь на существующих общих принципах и обязательствах ОБСЕ.

Отдельные предложения БДИПЧ уже имели место, однако они носили весьма разрозненный характер. Как нам представляется, такую работу можно осуществить только на основе всеобъемлющего сравнительного анализа избирательного законодательства и правоприменительной практики всех 55 стран-членов ОБСЕ. Именно такое предложение содержится и в Обращении стран-членов СНГ, принятом в Астане.

Безусловно, мы не рассчитываем получить многотомный аналитический труд, на подготовку которого уйдет несколько лет. Мы осознаем объективные трудности БДИПЧ в этом отношении, поскольку, как оказывается, в некоторых из наших стран, относящих себя к образцам демократии, вообще нет общенационального, транспатрентного избирательного законодательства, а более чем в 20 странах ОБСЕ, как ни парадоксально, никогда не проводилось наблюдения за выборами.

Однако полагаем, что провести сравнительный анализ избирательных законодательств и практик стран-членов на основании накопленной за все годы деятельности БДИПЧ ОБСЕ информации, а также ответов на соответствующий вопросник с целью определения наилучших практик и фиксирования минимальных стандартов, является вполне посильной задачей для Бюро и его сотрудников.

Именно на эти цели мы готовы выделять БДИПЧ дополнительные финансовые средства, а не на продолжение проведения весьма дорогого, но по своей сути иллюзорного наблюдения за выборами. К тому же, как нам представляется, средства понадобятся не такие уж значительные.

Уверены, что единые избирательные стандарты станут надежным, объективным критерием оценки избирательных процессов со стороны ОБСЕ на всем пространстве Организации.

Господин председатель,

Хотели бы надеяться, что весь комплекс вопросов, которые мы сегодня затронули, будет осмыслен нашими партнерами и станет предметом обсуждения в ходе предстоящей Встречи по выполнению человеческого измерения ОБСЕ в Варшаве. Мы же в любом случае оставляем за собой право вернуться к данному блоку вопросов в ходе обсуждения бюджета БДИПЧ ОБСЕ на 2005 год и подготовки пакета документов СМИД ОБСЕ в Софии.

В заключение хотели бы отметить, что, как нам представляется, основной задачей и обязанностью ОБСЕ в поддержке стран-членов в совершенствовании их избирательной практики должно быть не просто указание на неточности или ошибки, формулирование рекомендаций по их исправлению, но и честное, объективное признание прогресса и тех усилий, которые предпринимают страны-члены по проведению демократических выборов. Только в этом случае возможно конструктивное взаимодействие и позитивные результаты.

Спасибо, господин Председатель.