В Беларусь без визы

Интервью Первого заместителя Министра иностранных дел Беларуси А.Евдоченко журналу «Директор» (март 2018 г., г.Минск)

Андрей Александрович, по итогам 2017 года внешнеторговый оборот Республики Беларусь увеличился на 21,5% к 2016 году. В чем, на Ваш взгляд, причины такого значительного роста?

Действительно, объем торговли товарами и услугами в 2017 году увеличился по сравнению с 2016 годом на 21,5 процента и достиг 72,8 млрд. долларов США. Положительное торговое сальдо Республики Беларусь, а это основной показатель эффективности внешней торговли, улучшилось на 133,8 млн. долл.

С одной стороны, это серьезный рост, так как мы превзошли показатели двух предыдущих лет. Однако, если смотреть в более отдаленной ретроспективе, то в рекордном для Беларуси 2012 году объем внешней торговли достиг 102,9 млрд. долл. И это тот ориентир, к которому нам необходимо сегодня стремиться.

Причин роста внешней торговли Республики Беларусь в 2017 году несколько. К внешним факторам я бы отнес постепенный, но пока еще неустойчивый рост мировой экономики, восстановление рынков ближних и дальних для Беларуси стран, рост потребления в корпоративных и частных секторах. Это стимулировало рост мировой торговли как за счет ценового фактора, так и за счет увеличения объемов поставок. 

К внутренним факторам роста внешней торговли можно отнести совместные действия правительства и бизнеса, направленные на либерализацию экономической деятельности, создание соответствующей правовой среды, совершенствование торговой инфраструктуры, механизмов и инструментов поддержки экспорта. 

В результате модернизации ряда белорусских предприятий расширяется производство востребованной за рубежом продукции, к внешнеэкономической деятельности приобщается все больше малых и средних предприятий нашей страны. 

Существенную отдачу приносит проводимая белорусскими специалистами системная работа по обеспечению более льготного доступа белорусских товаров и услуг на зарубежные рынки, устранению барьеров и ограничений в торговле с нашими зарубежными партнерами. 

Как Вы оцениваете фактор ЕАЭС во внешней торговле Республики Беларусь – можно ли говорить о том, что Союз постепенно становится более эффективным межгосударственным экономическим образованием? Как решается проблема «изъятий и ограничений», сдерживающих создание полноценного общего рынка ЕАЭС с равными возможностями субъектов хозяйствования всех стран?

ЕАЭС имеет непреходящее значение для экономики нашей страны и нашей внешней торговли. 

Важно понимать, что мы с нашими партнерами по ЕАЭС строим с 2015 года всего лишь второй экономический союз в мире. Формирование экономического союза продолжается, фактически сегодня мы находимся в активной фазе этого процесса. За три года, прошедших с момента подписания Договора о ЕАЭС, сделано немало. Могли бы сделать больше, но я хотел бы подчеркнуть, что эти три года пришлись на один из самых сложных и драматических периодов мировой экономики. Снижение деловой активности, торговли, инвестиционной деятельности во всем мире не могло не оказать влияния на наш регион. Поэтому, говоря сегодня о достижениях нашей национальной экономики и Союза в целом, следует признать, что они могли быть гораздо скромнее, если бы не наша взаимопомощь и солидарность в рамках ЕАЭС. И в 2017 году, когда мировая экономика стала выходить из рецессии, результаты нашей интеграции продемонстрировали значительную эффективность.   

Результаты экономической интеграции «пятерки» могли бы быть более впечатляющими, если бы удалось решить проблему многочисленных барьеров, изъятий и ограничений в нашем отраслевом экономическом взаимодействии и торговле. 

Определенная работа в этом направлении проводится. В октябре 2016 года по инициативе Республики Беларусь принято специальное распоряжение Совета ЕЭК, на основе которого заработал механизм системного устранения препятствий. Беларусью совместно с партнёрами по ЕАЭС проведена ревизия всех препятствий в рамках «пятерки», в 2017 году устранены 10 препятствий в сферах таможенного, технического, налогового регулирования, трудовой миграции. Евразийским Межправсоветом утверждена «дорожная карта» на 2018-2019 годы, предусматривающая ликвидацию 17 препятствий.

Однако, когда мы ведем борьбу с препятствиями, барьерами и ограничениями, надо четко понимать, что мы ведем борьбу с последствиями, а не причинами. Для устранения имеющихся барьеров и ограничений в области технического регулирования, государственных закупок, субсидирования, формирования единого аграрного рынка, рынка транспортных услуг и т.д., для достижения равных условий для хозяйствующих субъектов всех стран ЕАЭС критически важно ускорить выработку единых промышленной, сельскохозяйственной, транспортной, энергетической и иных политик. Как это положено быть в реальном экономическом союзе, и как это сделал экономический союз No 1 — Европейский союз. Только обеспечив выработку и соблюдение фундаментальных принципов экономической интеграции мы сможем устранить все барьеры и получить максимальную отдачу от построения экономического союза.

Поэтому, если говорить о перспективе и о самой сути Евразийского экономического союза, то для обеспечения его преимущества перед другими интеграционными проектами сегодня очень важно ставить вопрос не столько о расширении ЕАЭС, сколько о глубине взаимодействия внутри «пятерки». Для Республики Беларусь — это особо острый вопрос. Беларусь – это страна не просто с открытой, а очень открытой экономикой: мы экспортируем почти 70% произведенных товаров и услуг. Поэтому для нашей страны именно глубина интеграции имеет непреходящее значение. Нашим отраслям надо «брать огонь на себя» и инициировать формирование единых политик на основе правовых актов, не допускающих различных лазеек и изъятий, ведущих к образованию препятствий в нашем экономическом сотрудничестве. 

Таким образом, предстоит еще многое сделать, чтобы наш Союз заработал в полную силу. И во многом это зависит от слаженных действий всех участвующих в этом межгосударственном образовании сторон. Республика Беларусь предпринимает для этого все необходимые усилия. 

Если проанализировать географию белорусского экспорта, то можно сделать вывод, что около 50% внешних поставок товаров и услуг по-прежнему приходится на Российскую Федерацию. Почему, на Ваш взгляд, несмотря на все усилия, белорусским предприятиям не удается избавиться от зависимости от одного рынка? Какие меры предпринимаются руководством страны для диверсификации экспорта, и каких результатов удалось добиться в 2017 г.?

Ради объективности следует отметить, что благодаря принимаемым мерам по диверсификации экспорта доля Российскую Федерации все-таки снижается и в 2017 году составила 43,9 процента (в 2016 году — 46,6 процента).

Вместе с тем, у нас в принципе нет цели уйти с российского рынка, нарастить поставки в какой- либо удаленный регион планеты за счет сокращения экспорта в Россию. Такая задача вообще не стоит. Российский рынок – это очень емкий, понятный для наших экспортеров и по большому счету предсказуемый рынок. По широкому кругу товаров этот рынок, особенно Москва, Санкт-Петербург и другие крупные российские города, является еще и самым премиальным с учетом уровня действующих там цен. 

Мы специально создавали Таможенный союз и ЕАЭС, тесно взаимодействуем с нашими российскими партнерами в рамках СНГ и Союзного государства, сформировали самую обширную товаропроводящую сеть на восточном направлении, чтобы нарастить наш экспорт товаров и услуг в Российскую Федерацию. И если поставщики всех стран мира конкурируют за этот рынок, то зачем белорусам оттуда уходить. 

Вместе с тем, мы понимаем, что монозависимость от одного рынка сбыта не отвечает требованиям современной экономической безопасности страны. В этой связи, Программой социально-экономического развития к 2020 году предусмотрено обеспечить планомерную диверсификацию внешней торговли с равным (треть-треть-треть) распределением экспорта на рынках ЕАЭС – ЕС – «остальные страны». Но только не за счет того, чтобы «отщипнуть» от России, а за счет более быстрых темпов наращивания экспорта в ЕС и «остальные страны». Возможности для этого есть. 

В 2017 году мы несколько приблизились к этой цели. Доля ЕАЭС сократилась с 48,4% до 46,5%, стран ЕС – увеличилась с 24% до 26,9%. Доля остальных стран сократилась на 1 процентный пункт с 27,6% до 26,6%. В принципиальном плане важно, что, несмотря на перераспределение долей, рост экспорта обеспечен одновременно по всем трем направлениям: в ЕАЭС – на 2,2 млрд. долл. (+19,3%), в ЕС – на 2,21 млрд. долл. (+39,2%), в остальные страны – на 532 млн. долл. (+17,3%).  

При этом даже внутри ЕАЭС темпы прироста белорусского экспорта в другие страны-члены Союза намного выше, чем в Россию. Если экспорт в Россию вырос на 17,2%, то в Кыргызстан — в 2,5 раза, в Казахстан – на 63,3%, в Армению – на 56,8%.

В плане географической диверсификации хотел бы выделить успехи Республики Беларусь на рынках стран «дальней дуги» (Азия, Африка, Америка и Океания). В 2017 году экспорт белорусских товаров в страны «дальней дуги» составил 3,19 млрд. долл. и вырос на 306,5 млн. долл. (+10,6%). Конечно, рост экспорта калийных удобрений на 185,6 млн. долл. повлиял на эту динамику. Но помимо этого мы нарастили поставки полуфабрикатов из нелегированной стали на 55,8 млн. долл. (в 2,8 раза), грузовых автомобилей на 34,0 млн. долл. (+59,9%), бесшовных труб из черных металлов на 24,1 млн. долл. (в 11,2 раза), горячекатаных прутков в бухтах из нелегированной стали на 22,5 млн. долл. (+68,2%), сгущенных молока и сливок на 18,2 млн. долл. (в 12,6 раза), тракторов и седельных тягачей на 12,3 млн. долл. (+23,7%), масла сливочного на 12,1 млн. долл.  (в 19,6 раза).

В 2017 году по сравнению с 2016 годом Беларусь экспортировала товары в 18 новых стран (Бруней-Даруссалам, Непал, Джибути, Мадагаскар, Гвинея-Бисау, Свазиленд и др.). Суммарный объем экспорта в эти страны составил 3,1 млн. долл. (в основном за счет калийных удобрений, сгущенного молока, бумажной продукции).

Некоторые традиционные для нашего экспорта товары вышли на новые рынки: калийные удобрения (Пуэрто-Рико (США), Бруней-Даруссалам, Мадагаскар, Зимбабве, Свазиленд); тракторы и седельные тягачи (Замбия, Мадагаскар); сгущенные и сухие молоко и сливки (Оман, Непал); лесоматериалы продольно-распиленные (Гамбия).

Не секрет, что многие страны мира, являющиеся для Республики Беларусь дальними, но интересными с экономической точки зрения рынками, применяют высокую тарифную защиту, широко используют нетарифные и административные меры защиты. Для вскрытия таких рынков и продвижения на них белорусских товаров и услуг важное значение имеет проводимая в настоящее время нами совместно с партнерами по ЕАЭС работа по заключению преференциальных торговых соглашений с третьими странами. 

Хотел бы отметить, что именно на этом внешнем контуре результаты участия Беларуси в экономическом союзе «пятерки» наиболее заметны. Поступательное развитие ЕАЭС стимулировали заинтересованность иностранных партнеров в поиске путей либерализации торговли с емким рынком ЕАЭС через подписание современных преференциальных соглашений.  

Заключено и уже начата практическая реализация Соглашения о свободной торговле между ЕАЭС и Вьетнамом. Завершаем подготовку Соглашения, ведущему к ЗСТ с Ираном, активно работаем по соглашениям о ЗСТ с Сингапуром, в ближайшее время выходим на переговоры по аналогичным соглашениям с Индией и Египтом. Наше новое соглашение о торгово-экономическом сотрудничестве с Китаем, которое также почти на выходе, хотя и не является преференциальным, однако направлено на либерализацию наших торговых отношений.

И эта работа уже сегодня приносит нашим странам серьезные дивиденды. Только один пример. В первый год реализации Соглашения о ЗСТ с Вьетнамом белорусский экспорт товаров в эту страну (без учета калийных удобрений) вырос более чем на 40 процентов. В целом объем торговли стран ЕАЭС с Социалистической Республикой Вьетнам увеличился на треть.

Какие изменения произошли в 2017 г. в товарной структуре экспортных поставок? Есть ли у Беларуси перспективы наращивания экспорта товаров, не относящихся к нефтяной группе, в т.ч. инновационной высокотехнологичной продукции?

Бытует мнение, что весь прирост экспорта Республики Беларусь в 2017 году вызван исключительно увеличением цен на нефтепродукты. Это не так. В прошлом году в товарной структуре экспорта произошли серьезные изменения: мы улучшили не только количественные, но и качественные показатели. 

Рост экспорта обеспечен по всем товарным группам – инвестиционной, промежуточной и потребительской. 

По топливно-энергетическим товарам экспорт действительно вырос на 2 млрд. долл. (+42,8%). Но он вырос также по продукции машиностроения – на 1,6 млрд. долл. (+21,7%), продовольственным и сельскохозяйственным товарам – на 678 млн. долл. (+16,3%), продукции химической промышленности – на 652 млн. долл. (+13,8%), продукции металлургической промышленности – на 442 млн. долл. (+27,4%), продукции деревообработки – на 306 млн. долл. (+30,2%), текстилю, одежде и обуви – на 103 млн. долл. (+11,1%). Таким образом, почти 60% прироста экспорта в 2017 году приходится на несырьевые товары, т.е. не относящиеся к нефти, нефтепродуктам, удобрениям, минеральным продуктам. 

Экспортировано 30 новых товарных позиций (по четырехзначным кодам ТН ВЭД). Возрос экспорт станков для обработки камня, керамики, бетона в 4,7 раза, мотоциклов и мопедов в 3,1 раза, станков для обработки металлов объемной штамповкой в 2,4 раза, телевизоров, мониторов и проекторов в 2 раза, тягачей в 1,9 раза, велосипедов в 1,7 раза, транспорта спецназначения в 1,7 раза, грузовых автомобилей в 1,6 раза, двигателей и силовых установок в 1,6 раза, двигателей внутреннего сгорания с искровым зажиганием в 1,5 раза, сельскохозяйственной техники в 1,3 раза. Рост экспорта связан как с прямыми продажами товаров с высокой добавленной стоимостью, а также и их поставками в рамках промышленной кооперации с нашими зарубежными партнерами. 

Несмотря на достигнутые положительные сдвиги, проблема увеличения доли инновационной высокотехнологичной продукции в белорусском экспорте, особенно в экспорте на рынки развитых западных стран, безусловно существует.  Однако, как вы понимаете, это не «внешняя» проблема. Это – вопросы структурной перестройки нашей внутренней экономики, создания наукоемких высокотехнологичных производств нового поколения, формирования соответствующего инвестиционного климата в Республике Беларусь для привлечения ПИИ и т.д. 

Видите ли Вы возможности увеличения объемов внешней торговли Республики Беларусь и Евросоюза? Какая динамика здесь прослеживается, какие товарные группы являются лидерами в белорусском экспорте в этом регионе? С какими проблемами сталкиваются отечественные производители при выходе на рынки стран ЕС, и какие пути их решения возможны?

Возможности рынка Евросоюза огромны – свыше 500 млн. населения ЕС формируют большой рынок корпоративных и частных потребителей. Напомню, что в 2012 году объемы нашего экспорта товаров в ЕС превысили 17,5 млрд. долл. США. 

После последующих нескольких лет сокращения нашей торговли с ЕС в марте 2017 года начался рост, который уже перешел в устойчивую тенденцию. По результатам прошлого года экспорт в страны ЕС увеличился на 39,2% и составил 7,9 млрд. долл. Доля ЕС в экспорте Республики Беларусь возросла c 24,0% до 26,9%.

Существенно нарастили продажи в Евросоюз такой продукции, как грузовые автомобили, изделия из нелегированной стали, лесоматериалы, ДСП, калийные удобрения. В стоимостном выражении наибольший прирост экспорта приходится на нефть и нефтепродукты (55%). 

Системной проблемой поставок на европейский рынок является невысокая доля наукоемких высокотехнологичных товаров. В структуре экспорта превалируют продукты нефтепереработки, сырье и товары с низкой добавленной стоимостью. 

Понятно, что европейский рынок высококонкурентен. Но с ним можно и нужно работать. Потенциал для наращивания поставок белорусских товаров на европейский рынок при условии наличия высокой мотивации у отечественных производителей, безусловно, есть. 

Преимущества в торговле с ЕС предоставляется только двум категориям стран:

1) в рамках Обобщенной системы преференций ЕС – наименее развитым и развивающимся странам. Действие ОСП ЕС не распространяется на Беларусь, которая по классификации Всемирного банка относится к странам со средне-высоким уровнем дохода.

2) странам, выбравшим в качестве своей стратегической политической и экономической цели вступление в ЕС и получившим в этой связи статус ассоциированных членов. В их число входят Грузия, Молдова и Украина. С такими государствами в рамках соглашений об ассоциации Евросоюз заключил соглашения о создании углубленной и всеобъемлющей зоны свободной торговли.

Республика Беларусь в эти категории стран не входит и выстраивает свои торговые отношения с ЕС на тех же условиях, что и большинство остальных стран мира, включая наших ближайших партнеров по ЕАЭС – Россию и Казахстан.

На сегодняшний день каких-либо экономических санкций, запрещенных в мировой торговле специфических барьеров и ограничений на импорт белорусских товаров  Евросоюз не применяет. Следует отметить значимое решение ЕС в феврале 2017 года об отмене действовавших в течение 20 лет автономных квот на белорусский текстиль и одежду. Из разрешенных ВТО мер по защите рынка в настоящее время Европейский союз применяет в отношении белорусской продукции только одну меру: с июня прошлого года введена антидемпинговая пошлина в размере 10,6% на прутки из железа или нелегированной стали. Эта пошлина будет действовать в течение 5 лет. Вместе с тем ее уровень не является запретительным и позволяет при взвешенной ценовой политике поставлять продукцию в страны-члены ЕС. Других мер по защите рынка (специальных, антидемпинговых, компенсационных) ЕС в отношении продукции, происходящей из Республики Беларусь, не применяет.

Для продвижения на рынок ЕС требуются товары соответствующего технологического уровня, способные удовлетворить избирательный вкус европейских потребителей. К сожалению, у нас таких товаров, которые соответствуют высоким европейским стандартам, немного. Поэтому, кроме восстановления экспорта нефтепродуктов и удобрений, для выхода на рынки стран Запада нужно организовать производство широкой гаммы высокотехнологичных товаров высокого качества, пользующихся спросом очень требовательных и избалованных западных потребителей. Это совершенно другие стандарты, другой дизайн, другой маркетинг, а также соответствующая товаропроводящая сеть. 

Хотел бы отметить, что недавно МИД в помощь отечественным предприятиям внес инициативное предложение расширить механизм господдержки экспортеров за счет финансирования части их затрат на проведение сертификации продукции за рубежом, а также на участие в международных специализированных выставках и ярмарках. Такие инструменты поддержки экспорта широко применяются многими странами мира и особенно востребованы белорусскими предприятиями на европейском направлении. Правительство поддержало эту инициативу, и МИД совместно с другими заинтересованными ведомствами завершает разработку проекта соответствующего нормативного правового акта. 

Также, пользуясь случаем, хотел бы привлечь внимание руководителей предприятий к тому факту, что вопросы развития торгово-экономических отношений и выработки оптимальных условий торговли между Беларусью и ЕС обсуждаются в рамках нового формата нашего сотрудничества — Торгового диалога Беларусь-ЕС. В декабре 2017 года состоялся уже третий раунд. При наличии со стороны бизнеса предложений системного характера для обсуждения с европейскими партнерами на площадке Торгового диалога, МИД готов принять их для рассмотрения и включения в повестку дня предстоящих встреч.

Отрицательное сальдо внешней торговли товарами наблюдается в Беларуси уже не первый год. В чем причины этого явления, и какие меры принимаются для решения этой проблемы?

Следует признать, что отрицательное сальдо в торговле товарами остается системной проблемой. По итогам 2017 года оно составило минус 5 млрд. долл. и ухудшилось на 950 млн. долл. по сравнению с 2016 годом. И это даже в условиях, когда впервые за последние годы темп роста экспорта товаров (+24,1%) превысил темп роста импорта на 0,1 процентного пункта. 

Основной «вклад» (почти 90%) в формирование отрицательного сальдо внес импорт промежуточных товаров, прежде всего, энергетических (нефть, газ). И для такой энергозависимой страны как Беларусь вряд ли возможно в ближайшей перспективе выйти на положительное сальдо торговли товарами.

Поэтому Правительством поставлена задача по опережающему наращиванию экспорта услуг, доля которых объективно еще не вышла на оптимальный, соответствующий лучшим мировым стандартам уровень. Экспорт услуг в объеме 7,8 млрд. в 2017 году — это только 21,4% в общем объеме экспорта товаров и услуг Республики Беларусь. Еще более тревожно, что в прошлом году прирост экспорта услуг составил 13,9%, что почти в 2 раза ниже темпа роста экспорта товаров (24,1%). А согласно планам должно быть наоборот.

Следует также отметить слабую диверсификацию экспорта услуг по их видам. В структуре экспорта наибольший удельный вес занимают транспортные (45%), компьютерные (14,7%) и строительные (11,7%) услуги. Доля транспортных услуг в общем объеме высока. Но такая картина складывается не столько в связи с нашими достижениями в транспорте и логистике, сколько из-за неразвитости других видов услуг. По объему экспорта транспортных услуг мы уже отстаем даже от Литвы, а не имеющим, как и Беларусь, выхода к морю Венгрии уступаем в 2 раза, Чехии – в 6 раз. Совершенно очевидно, что сегодня Беларусь не имеет тех дивидендов, которые должна приносить транспортно-логистическая система страны, находящейся в центре Европы.

Экспорт туристических, медицинских, образовательных и других услуг совершенно незначителен. 

Развитию торговли услугами Беларусь придает большое значение по линии нашей работы в ЕАЭС, СНГ и двустороннего сотрудничества с зарубежными странами. Однако для того, чтобы насытить нашими белорусским предложениями эти международные рынки услуг, основную часть пути нам надо пройти в рамках «домашнего задания». Связано это с тем, что в отличие от экспорта товаров, которые пересекают таможенную границу Республики Беларусь (ЕАЭС) и используются потребителями за рубежом, услуги преимущественно оказываются нерезидентам, т.е. иностранным компаниям и гражданам, на территории нашей страны. Экспорт услуг прежде всего зависит от состояния нашей национальной инфраструктуры. Она включает в себя транспортные и коммуникационные сети, логистические центры, туристические объекты, гостиницы, рестораны, учреждения здравоохранения и образования, банковские, страховые, консалтинговые и другие организации. Именно от развития этой инфраструктуры в нашей стране, уровня и качества услуг зависят результаты по экспорту услуг.

Возвращаясь к теме сальдо в торговле товарами, необходимо отметить, что и по другим крупным товарным позициям промежуточной группы (продукция химической промышленности, бумага и картон, кожа, ткани, прокат черных металлов) суммарное отрицательное сальдо составило около 700 млн. долл. Таким образом, все наши усилия по наращиванию экспорта, по зарабатыванию валютных средств фактически съедаются такими же активными расходами на импорт. 

Например, средняя цена экспорта дубленой кожи составила 6 долл./кв. м, а импорта – 11 долл./кв. м; бумаги и картона – соответственно 395 и 650 долл./т. Отсюда и результат: кожевенного сырья продали на 46 млн. долл., а закупили на 53 млн. долл.; бумаги и картона продали на 94 млн. долл., а закупили – на 390 млн. долл. 

Поэтому, как многократно обращал внимание Глава нашего государства, нам критически важно обеспечить переработку отечественного сырья в готовую продукцию с более высокими качественными характеристиками. Иначе получается, что мы обкрадываем себя дважды: в первый раз – экспортируя дешевое сырье, а не продукцию переработки с высокой добавленной стоимостью, второй – расходуя валюту на закупку этого же сырья для нашей промышленности. Нам нужны новейшие технологии и оборудование, а иначе и дальше будем ввозить кожу из России, Польши, Турции, а мешки для цемента – из Украины. К решению данной проблемы должны активно подключиться все отрасли Республики Беларусь.