В Беларусь без визы

Интервью заместителя Министра иностранных дел Республики Беларусь Елены Купчиной венгерской газете «Мадьяр Хирлап» (29 апреля 2015 г.)

Минск-Будапешт: мост в будущее

За прошедшие месяцы имя Минск стало очень популярным в международной политике. Означает ли это, что Беларусь окончательно вышла из изоляции?

- В украинском конфликте Минск не только обеспечил место для проведения мирных переговоров. Для нас жизненно важно, чтобы у наших границ был мир. Наши страны связывают тысячи экономических, политических и культурных вопросов. Президент Беларуси Александр Лукашенко стал не просто посредником, а, если хотите, взял на себя роль «фасилитатора» в минских переговорах. Вероятно, именно поэтому Александр Лукашенко заслужил овации от депутатов Рады на инаугурации украинского президента Петра Порошенко в Киеве, и было видно, что это произвело серьезное впечатление на присутствовавших там западных политиков.

Они уже не видят в нем «последнего диктатора Европы»?

- Я думаю, что авторитетные политики в Европейском союзе уже сняли с нас этот «бренд». Тоталитарные, авторитарные ярлыки очень часто навешивают на тех, чьей харизме, силе завидуют или просто не понимают. На тех, кто не поддается никакому внешнему давлению.  Вероятно, поэтому в Беларуси настолько ценят Виктора Орбана и политику венгерского правительства, направленную на защиту национальных интересов. Но возвращаясь к вопросу: то, что раньше на Западе оценивали как «белорусскую пропаганду», то есть нашу политическую и экономическую стабильность, высокий уровень социального обеспечения – сегодня многими признается в качестве серьезного преимущества, того, что составляет основу государственного суверенитета. Минск ведет предсказуемую политику, в отношении Восточного партнерства мы не обещаем больше, чем в реальности можем осуществить.

По мнению критиков, в области так называемой свободы слова, таких трудноопределяемых понятий, как «демократические нормы», «сдержки и противовесы» во власти, Вы могли бы взять на себя большие обязательства…

- В отношении свободы слова позвольте мне разделить с Вами свое личное впечатление. Я недавно решала, какой пакет телевизионных программ мне выбрать: в Минске не было ни одного пакета, в котором не было бы канала «Euronews». В Брюсселе постоянно подчеркивают, что через Майдан Украина стала настоящей европейской нацией. Мы сейчас оставим тот факт, что, по моему убеждению, Украина всегда была европейской страной, дело не в ярлыках. Но принимая упомянутую логику, наверно становится понятным, что мы собственное становление  «европейской нации» хотели бы воплотить без крови, общественных потрясений и экономического обвала. И опыт постсоветского пространства показал нам, что  двигаться по направлению «соответствия с ЕС»  нужно в темпе, наиболее подходящем белорусской нации, с учетом собственных интересов настолько, насколько это возможно.

Считается, что рижский саммит Восточного партнерства в конце мая будет иметь решающее значение относительно будущего программы. Что Вы ждете от этой встречи?

- Мы считаем важным, чтобы на встрече не были приняты никакие конфронтационные заявления, чтобы участники не заняли противоборствующую позицию. Украинский кризис должен быть разрешен, необходимо расширять мирный процесс, а не провоцировать развитие этого кризиса. Это ложная идея, что надо делать выбор между Западом и Востоком.  Оба направления важны. Говоря о Европе и глядя на карту, нам нужно думать об общем пространстве от Лиссабона до Владивостока, и так должно быть в политической, экономической и культурной реальности. Если мы пойдем не по этому пути, если, к примеру, найдутся политики, которые захотят сделать главной темой антироссийскую, тогда легко может случиться, что это станет последним саммитом Восточного партнерства.  Беларусь хотела бы, чтобы рижская встреча стала встречей надежды, а не разочарования.

Это будет иметь решающее значение в  политической части, но рассчитываете ли Вы на какой-либо «пряник», скажем, на либерализацию визового режима?

- Упрощение визового режима важно не для того, чтобы мы могли поехать поужинать в Европейский союз, тот, кто этого очень хочет, и сейчас может сделать это. Среди стран-соседей Евросоюза за прошедшие два года именно белорусы получили больше всего шенгенских виз, хотя именно мы платим за них дороже всего – 60 евро. Этот шаг важен для того, чтобы облегчить развитие экономических связей. В нашем случае не надо опасаться того, что «орды белорусских работников» двинуться на цивилизованный Запад. Наш опыт и опросы показывают, что даже молодая, высокообразованная рабочая сила хотела бы остаться в своей стране, или же вернуться домой при первой же возможности. Социальная ситуация в Беларуси, ее предсказуемость для большинства имеют решающее значение. Нашей целью является создание такой ситуации, в том числе через создание совместных предприятий, когда мы сможем бросить вызов конкурентам, и обеспечить работу, профессиональную реализацию и финансовое благополучие белорусским гражданам.

Как «вписываются» белорусско-венгерские двусторонние отношения в отношения с ЕС? На прошлой неделе Вы с министром иностранных дел Петером Сийярто открывали в Будапеште новое здание посольства Вашей страны, сейчас в Минске Петер Сийярто проводит переговоры с министром Владимиром Макеем.

- Как Беларусь, так и Венгрия с полным правом могут претендовать на звание «страны-моста»: мы можем открыть путь в Евразийский экономический союз, а Вы – в Европейский союз. Если мы будем координировать наши усилия, это может дать обеим странам большие преимущества. Беларусь и Венгрия традиционно продуктивно сотрудничают в области сельского хозяйства, но я думаю, что и в этой сфере еще есть огромное количество неиспользованных возможностей. Мы видим будущее – как я уже ранее упоминала и в отношении ЕС – в создании совместных предприятий, совместных производств, общих инвестиций. А территории наших стран могли бы стать свободным рынком для «общего продукта». То же самое должно быть сделано и в других экономических сферах, например, мы уже ведем переговоры о создании совместных фармацевтических производств в Беларуси. Или возьмем машиностроение. На венгерском рынке сегодня каждый второй трактор – белорусского производства. Я не исключаю мысль о том, что мы могли бы создать общую производственную и сборочную базу автобусов. Почему бы не создать общий центрально-европейский автобус, который стал бы конкурентом Вольво или Мерседесу?  Подводя итог: мы хотим не только продавать продукцию друг другу, а объединить наши усилия и знания во многих областях.

Оригинал публикации на венгерском языке