В Беларусь без визы

Интервью Чрезвычайного и Полномочного Посла Республики Беларусь в Литовской Республике А.Короля газете «Обзор» (№26 (1068) 29 июня — 5 июля 2017 г.)

Разговор накануне праздника


3 июля Республика Беларусь будет отмечать День независимости, а накануне этого праздника корреспондент «Обзора» встретился с Чрезвычайным и Полномочным Послом Республики Беларусь в Литовской Республике Александром КОРОЛЁМ и попросил его дать характеристику нынешним белорусско-литовским отношениям.

- Разговор, по идее, нам следовало бы начать с экономики. Ведь именно в развитии экономических связей должны быть заинтересованы соседи, а политика и политики должны, по мере своих возможностей, всячески содействовать этому. Соответствует ли в данном случае желаемое действительности?

- Экономическое сотрудничество всегда было важным для нас. В разные годы именно оно было главной движущей силой в отношениях наших стран-соседей, независимо от политической конъюнктуры.

Я бы сказал, что именно экономика должна быть на первом месте, а заинтересованность в экономической целесообразности ведения отношений определять климат наших отношений. Кроме этого, у наших государств хватает и других объединяющих начал: мы – соседи, у населения много родственных связей, мы часто вспоминаем общую историю – Великое княжество Литовское, а для нас более памятны отношения в советские времена, когда мы были в одной стране и всячески помогали друг другу.

Так что совсем не случайно у наших государств нынче большой взаимный товарооборот. А если этот товарооборот разложить на составляющие, то становится очевидным, насколько мы важны друг для друга.

Когда в 2004-м году встала проблема Клайпедского порта, который столкнулся с дефицитом грузов, Минск очень серьёзно отнёсся к предложениям литовской стороны, которая рассчитывала на нашу помощь в этом вопросе. А Беларусь в ту пору очень активно работала с латвийскими портами – Ригой и Вентспилсом. Много нашей продукции шло через эти порты.

Но возможность использовать при этом литовскую железную дорогу и близость Клайпеды, надо полагать, сыграли тогда свою роль. Наверняка учитывалось и то, что Клайпедский порт является государственным. Спустя годы, уже в наше время, мы убедились в правильности выбора, поскольку правительство Литвы, как мы видим, придаёт очень большое значение развитию литовского порта.

Хотелось бы подчеркнуть, что уже в начале нынешнего, начавшегося 13 лет назад, периода активной работы Беларуси и Литвы на «морском» направлении стороны начали искать, как углубить наше сотрудничество – параллельно с углублением акватории Клайпедского порта.

- То есть процесс углубления шёл в прямом и переносном смысле?

- Да, потому что была проблема отправки большегрузных судов, а это тоже рентабельность, тоже экономика.

Тогда представители наших государств договорились увязать тарифы на железнодорожные перевозки грузов с объёмом перевалки белорусских грузов в Клайпедском порту. И если мы в 2004-м году переваливали через Клайпеду всего лишь 4 миллиона тонн, то сегодня мы уже грузим 14 миллионов.

Если вспомнить о том, что всё это начиналось буквально десять лет назад, то получается, что каждый год мы прибавляли по одному миллиону.

Поэтому мы считаем, и не без оснований, что Беларусь причастна к тому, что Клайпедский порт вышел нынче на лидирующие позиции в Балтийском регионе, установив попутно несколько личных рекордов по годовой перевалке.

В прошлом году через Клайпедский порт прошло 40,14 млн тонн грузов, что на 4,2% больше, чем в 2015 году, и из этих 40 тонн – 14, то есть треть, были «белорусскими».

Это очень большая цифра, но самое главное, что сегодня белорусские грузы Клайпеде нечем заменить.

Время, как мы видим, подтвердило дальновидность решения Минска и Вильнюса увязать тарифную политику: чем мы больше направляли грузов в Клайпеду, тем выгоднее было везти их по литовской железной дороге. В выигрыше оказались обе стороны («Lietuvos gelezinkeliai», например, перевозит со своими белорусскими коллегами за год порядка 25 млн тонн).

Для примера приведу следующие цифры: мы начинали данную работу, договариваясь, что при перевалке 3 млн тонн калийных удобрений белорусскую сторона получит скидку в 10% на железнодорожный тариф (в реальности в то время через Клайпеду шло порядка 1,5 млн тонн удобрений). Сейчас мы отправляем в год на экспорт через Клайпеду 8 млн тонн только калийных удобрений по ещё более выгодным тарифам.

Сегодня, по данным литовской статистики, Литва ежегодно экспортирует в Беларусь (и через Беларусь) товаров и услуг на общую сумму примерно 1 млрд долларов.

Примерно столько же идёт и в обратном направлении – из Беларуси в Литву.

- Секундочку! Совсем недавно, буквально несколько лет назад, на одной из пресс-конференций журналистов оповестили о знаменательном рубеже: общий товарооборот Беларуси и Литвы превысил 1 миллиард. И, по-моему, ещё даже в литах. Вы не оговорились?

- Нет, сегодня общий товарооборот Беларуси и Литвы, если взять с товарами и услугами, составляет порядка двух с половиной миллиардов евро в год. Полтора миллиарда – это оборот товарами и плюс примерно 0,7 миллиарда – услугами.

А если всё это разложить более подробно, то, если сравнивать данные за 11 месяцев 2016 года с таким же периодом 2015 года, можно увидеть одну любопытную особенность.

Литовский экспорт в Беларусь в 2015-м году составил 962 млн евро, при этом чисто литовский экспорт (литовские товары) был равен 253 млн; 709 млн – это товары третьих стран. Это в принципе нормально. Литовские компании, являясь партнёрами западных фирм, зная белорусский рынок, находят себе нишу и работают там.

При желании несложно высчитать, сколько человек в Литве имеют работу благодаря экономическому сотрудничеству с Беларусью. Наверняка, это будет серьёзная цифра.

Возможно, кому-то будет интересно, что в 2015 году Литва отправила к нам на 85 млн долларов овощной продукции, 206 млн долларов свежих фруктов, 37 млн долларов фармацевтической продукции, всякая промышленная продукция – 55 млн… Это всё из третьих стран. О чём это говорит? Лишь о том, что литовский бизнес, имея рядом с собой хороший рынок, обладает хорошими возможностями для работы. Нужно ли говорить, насколько это важно и для литовской экономики?

Поэтому я бы сказал, что не только Клайпедский порт и железная дорога являются связующими звеньями нашего сотрудничества. Не случайно сегодня Беларусь находится в первой десятке самых крупных внешнеторговых партнёров Литвы.

Хотел бы подчеркнуть, что и Беларуси выгодно нормальное взаимодействие. Мы отправляем в Литву товаров примерно на 0,9 млрд евро, из них товаров из третьих стран – порядка 250 млн евро.

Так что, если оценивать наше сотрудничество, то его по праву можно назвать взаимовыгодным. Следовательно, в интересах обеих стран было бы разумным ориентироваться именно на заинтересованность друг в друге.

- Как Вы считаете, стоит ли в предпраздничном интервью касаться проблематики Белорусской АЭС?

- А почему бы и не упомянуть? Тем более, что об этом сегодня в Литве много говорят. И вопрос давно уже перешёл из сугубо экономической области в чисто политическую.

Во-первых, та же российская компания, обладающая мировым авторитетом в области атомной энергетики и построившая не одну АЭС, строит такую же станцию в Финляндии и Венгрии. Кстати, Белорусская АЭС является одной из референтных станций для венгерского проекта.

Поэтому когда кто-то говорит, что белорусы заведомо строят небезопасную станцию, то такого даже быть не может в природе. Прежде всего, белорусы сами себе не враги.

Второе: станцию строят опытные российские специалисты, о претензиях к которым со стороны каких-либо стран, помимо Литвы, нам не доводилось слышать.

К тому же никто не хочет признавать, что у нас на постоянной основе проходят контакты со всеми организациями, компетентными в области ядерной энергетики и ядерной безопасности.

Беларусь последовательно задействует все возможные консультативные и оценочные услуги МАГАТЭ.

Только за последние девять месяцев мы провели две ключевые миссии в области ядерной безопасности – миссию по оценке регулирующей инфраструктуры в октябре прошлого года и миссию по оценке площадки с учетом внешних событий в январе этого года.

Мы официально пригласили и ожидаем в марте будущего года визит миссии по оценке аварийной готовности и затем миссию по оценке эксплуатационной безопасности.

Но когда кто-то заявляет, что миссия проведена якобы не та, то нужно понять, что миссию страна заказывает в том случае, когда хочет убедиться в верности своих расчётов, когда хочет, возможно, развеять какие-то свои сомнения.

Когда же говорят, что под Белорусскую АЭС выбрана «не та» площадка, что она слишком близко находится к Вильнюсу, то я бы посоветовал взглянуть сначала на карту атомных станций, работающих в Европе: немалое их количество находится совсем близко от крупных городов, а то и буквально в черте этих городов.

Если возвращаться к Белорусской АЭС, то эксперты МАГАТЭ по результатам январской миссии по оценке площадки  пришли к выводу, что Островецкая площадка изучена в должной мере, к мерам безопасности у них претензий нет.

Не хотелось бы вдаваться в технические нюансы будущей АЭС, упомяну лишь о том, что реактор в БелАЭС имеет пять степеней защиты, учитывающих все «постфукусимские» рекомендации.

Но опять же, разве у нас идёт спор на уровне специалистов, экспертов? Мы вынуждены вести спор на уровне политиков.

На уровне специалистов в прошлом году у нас прошло две встречи. И когда белорусские эксперты очень достойно и аргументированно разъясняли своим литовским коллегам, чем руководствовалась белорусская сторона, выбирая площадку под станцию, как при этом учитывались геология, сейсмология, возможность наводнения и тому подобное, то, в принципе, критики в ответ не услышали. Ведь эксперты ценят свою репутацию, они не могут позволить себе сотрясение воздуха пустыми фразами, они не могут на чёрное говорить, что это белое.

Вот этим, наверное, и объясняется то, что мы уже полгода не можем дозваться на третий раунд переговоров литовских экспертов.

И ещё один очень важный, на мой взгляд, момент: ни один литовский, заслуживающий уважения эксперт за все эти годы ещё не был на станции. Думаю, что не стоит уточнять, что причиной тому является вовсе не закрытость белорусской стороны.

Поэтому сегодняшние заявления некоторых литовских политиков о том, что белорусы безалаберно, не имея опыта, строят такой серьёзный объект – это просто абсурд, это унижает достоинство…

Думаю, что это также показывает, насколько «серьёзно» литовская сторона относится к этому, несомненно, важному вопросу.

Наш президент уже неоднократно заявлял: давайте мы создадим любую комиссию, пригласим любых экспертов. Если они увидят, что там что-то плохо, то мы готовы соответствующим образом отреагировать на это.

Возвращаясь же в тысячный раз к упрёку, что выбрана «не та» площадка, я хотел бы заметить: даже если это «не та» площадка, то пласт, на котором стояла Игналинская АЭС и где собирались построить новую Висагинскую атомную, — всё тот же.

Почему-то в Литве также забывают, что вокруг будущей Белорусской АЭС на территории Беларуси живёт примерно 100 тысяч человек. Неужели у кого-то повернётся язык сказать, что их судьба вовсе не волнует руководство страны и специалистов, что строят станцию?! Или, может, кто хочет сказать, что в случае аварии пострадают только литовцы?

Логики тут нет никакой.

Я бы ещё раз вспомнил об Игналинской АЭС. Неужели в советское время советские и литовские специалисты ошибались, когда выбрали именно эту площадку для неё?

- Вспоминать о дружелюбии белорусов – это значит говорить об очевидном и само собой разумеющемся. Поэтому, несмотря на все нынешние перипетии атомного и политического характера, люди из Литвы охотно едут в Беларусь. Беларусь нас ждёт?

- Люди, конечно, ездят в гости друг к другу. Посольство Литвы в Минске в прошлом году выдало 200 тысяч виз, мы выдаём в среднем 100 тысяч.

И почему бы им ни ехать? Родственными и дружескими связями обладают многие семьи. Поэтому людям интересна культура соседей, их жизнь.

У нас в год около 4 млн пересечений литовско-белорусской границы. Многие говорили, что привязка Минского аэропорта к 5-дневному безвизовому посещению Беларуси не заинтересует жителей Литвы. Оказалось, интересует!

Знаю множество примеров, когда люди после очень большого перерыва снова посещают Минск и оказываются в шоке: они не ожидали увидеть такой современный город.

Вскоре, к слову, в Витебске в очередной раз пройдёт «Славянский базар». Там всегда есть «литовский дворик», организуемый Витянисом Урбой, известным по вильнюсскому «Казюкасу».

Кстати, продолжаются Дни культуры Беларуси в Литве, так что жителям Литвы не обязательно ехать в тот же Минск, чтобы увидеть выступления лучших творческих коллективов.

А недавно Посольство препровождало послание Президента Беларуси Александра Лукашенко в адрес Федерации хоккея Литвы. Глава нашего государства выражал благодарность литовской федерации за то, что она поддержала кандидатуру Минска и Риги в качестве хозяйки Чемпионата мира по хоккею 2021 года.

Замечу, что Литва от этого также выиграла: болельщики будут после группового этапа ехать на матчи финальной части через Литву.

Мне кажется, что в нашем разговоре прозвучало достаточно аргументов в пользу того, что жить в дружбе и добрососедстве всё-таки выгоднее.

Беседовал Александр ШАХОВ,
«Обзор»