Visiting Belarus visa-free

The Interview of Mr. Aleksandr Guryanov, Belarus Deputy Foreign Minister, for radio “Belarus” (in Russian), March 28, 2013

– Александр Евгеньевич, можно ли назвать Беларусь малой открытой экономикой и почему?
 
– Я бы не называл нашу экономику малой. По масштабам экономического развития ее скорее можно отнести к среднему показателю, потому что с учетом объемов промышленного производства и экспорта мы опережаем многие страны мира, в том числе те, которые по численности населения соответствуют нашему уровню. Открытая – да, на самом деле это так. Это определяется в первую очередь тем, каким образом наша экономика развивается, за счет каких источников. 
 
Основой развития экономики является внешняя торговля, экспорт в частности. Наша продукция на сегодняшний день присутствует на рынках более 160 стран мира, соответственно и мы покупаем по импорту товары и получаем услуги из более чем 170 стран. Поэтому можно говорить о том, что мы зависимы от внешней торговли, это определяет степень открытости нашей экономики. И для того, чтобы экономический потенциал страны укреплялся, в первую очередь, нужно поддерживать возможности нашей внешней торговли и экспортной деятельности.
 
– Каковы основные направления внешнеэкономического сотрудничества нашей страны?
 
– На сегодняшний день экспорт и привлечение иностранных инвестиций – основные приоритеты с точки зрения внешнеэкономического сотрудничества. Поставки нашей продукции и услуг на экспорт дают основной приток валютных ресурсов, которые мы затем направляем, в том числе, на проекты модернизации, поддержку финансового сектора, на иные цели. С другой стороны, иностранные инвестиции – фактор, который также обеспечивает и экономическое развитие страны, и заполняет те пробелы, которые существуют с точки зрения внутренних финансовых источников. 
 
На сегодняшний день Правительство четко ставит задачу о том, что прямые иностранные инвестиции, как мы их определяем «на чистой основе», – это один из факторов стабильного развития страны. Ведь те планы и направления экономического развития, которые сегодня есть, не могут быть в полной мере обеспечены исключительно внутренними резервами. Вопрос привлечения прямых иностранных инвестиций – дополняющая поддержка нашего экономического развития. Важным направлением также является привлечение кредитного финансирования, технической помощи, но прямые инвестиции означают именно вложение капиталов в конкретные проекты и долгосрочное присутствие этих капиталов на территории Республики Беларусь. Поэтому из приоритетов важны именно прямые иностранные инвестиции.
 
По экспорту товаров у нас идет значительный рост, доля поставок товаров во внешней торговле существенна – сегодня это чуть меньше 90%. В области внешней торговли основная цель – больший упор делать на услуги. Мы долгое время работали в условиях, когда наша внешняя торговля товарами давала определенный дефицит, т.е. мы больше покупали товаров, чем поставляли на экспорт. Именно благодаря сфере услуг мы во многом компенсировали этот дефицит внешней торговли товарами. По услугам у нас традиционно имеется положительное сальдо. 
 
Если брать развитые в экономическом плане страны, то доля услуг во внешней торговле обычно составляет более 25 процентов. У нас в лучшие годы было 12,5 процентов, как, например, в 2012 году. Иногда эта доля была даже меньше, но в Национальной программе развития экспорта до 2015 года мы четко поставили приоритет – выйти на долю услуг во внешней торговле и в экспорте минимум в 20 процентов. Это один из новых приоритетов, в данном направлении мы должны работать. Причем услуги необходимо наращивать как в «чистом виде», т.е. транспортные, образовательные, научные, так и в увязке с поставками нашей экспортной продукции. 
 
На сегодняшний день есть целый ряд проектов, в комплексе совмещающих поставки товаров и услуг. Например, те проекты, которые мы реализуем в Туркменистане, Венесуэле, предполагают как поставку наших товаров, так и услуг: строительные услуги, услуги по обслуживанию нашей техники, обучение иностранных специалистов работе на нашей технике. Это все решается в комплексе, это компенсирующий элемент. Тем более, что в современных условиях есть виды услуг, которые дают чистый экономический эффект без значительных материальных затрат, как например, работа белорусского Парка высоких технологий. На сегодняшний день Парк – это фактически сектор, который работает без чистого импорта, но дает чистый экспорт. За время работы Парка высоких технологий мы уже имеем экспортные поставки в размере около 1 млрд. долларов, импорт при этом заключался лишь в поставке определенного оборудования, на котором работают специалисты. Такие новые виды услуг мы намерены активно развивать и активно поддерживать на уровне Правительства.
 
– Проблема дефицита внешнеторгового баланса актуальна для многих стран. Как Беларусь решает этот вопрос?
 
– Я уже в некоторой степени коснулся этого вопроса. Дефицит внешней торговли, с одной стороны, это большая проблема для экономики, т.к. данный дефицит дает недостаток тех ресурсов, которые нам необходимы. С другой стороны, дефицит внешней торговли обуславливает необходимость более динамичного развития, в том числе, создания новых производств и поиска новых направлений экспорта. 
 
Для Республики Беларусь проблема дефицита внешней торговли особо актуальна была в части поставок товаров, потому что мы во многом завязаны на поставку сырья и материалов из сопредельных государств, т.к. не имеем своей ресурсной базы. Эти поставки по импорту в больших количествах нефти, газа и другого сырья и материалов должны компенсироваться поставками на экспорт готовой продукции. 
 
Последние годы мы, откровенно говоря, боролись с проблемой отрицательного сальдо в торговле товарами и пытались преодолеть этот дефицит. В худшие годы дефицит внешней торговли у нас приближался к отметке 8 млрд. долларов, это минус, который необходимо было чем-то компенсировать.
 
Прошлый год, и это нужно сказать, благодаря усилиям, которые мы предпринимали, стал наоборот положительным в этом плане. Мы фактически впервые за многие годы получили значительное положительное сальдо внешней торговли как по товарам, так и по услугам. В прошлом году мы вышли из ситуации, когда существовал хронический дефицит во внешней торговле товарами, и при этом смогли значительно усилить положительный «лаг» в торговле услугами. Как результат, совокупный профицит во внешней торговле в прошлом году составил 2,9 млрд. долларов, в том числе хоть и небольшой – чуть более 100 млн. долларов – получился профицит во внешней торговле товарами. Это уже говорит о том, что мы постепенно учимся работать в рамках определенного баланса. 
 
Мы не можем потреблять больше, чем поставляем на экспорт. Это в том числе обусловлено и открытым характером нашей экономики. То есть то, что мы закупаем с точки зрения энергетического сырья, материалов для наших производств, потребительских товаров, в том числе критический импорт потребительских товаров, лекарственных средств, мы должны с лихвой окупать тем, что поставляем за пределы Республики Беларусь. В прошлом году, в принципе, нам это удалось. Задача, которую ставит Правительство в рамках Программы развития экспорта, заключается в том, чтобы удержать этот баланс. По крайней мере, по товарам он может быть положительным не в таких существенных размерах, но должен укрепляться компенсирующий эффект от внешней торговли услугами, о котором я уже говорил.
 
Положительный баланс внешней торговли – это дополнительные резервы для развития экономики, дополнительная «подушка безопасности», в том числе, для работы финансового сектора, потому что профицит внешней торговли отражается и на золотовалютных резервах, и на возможностях дополнительного внутреннего кредитования в стране, дополнительного роста заработных плат, дополнительного развития производственных мощностей. 
 
– Не секрет, что показатели внешней торговли во многом зависят от ситуации на внешних рынках. Как повлиял мировой экономический кризис на динамику внешней торговли?
 
– Беларусь не была ограждена стеной от мирового финансового кризиса, финансового в первую очередь, в меньшей степени это был экономический кризис. Может быть, не так быстро и активно мы почувствовали на себе последствия потрясений на мировых финансовых рынках, но все-таки до Беларуси эта волна потрясений дошла и в первую очередь тоже отразилась на нашем финансовом секторе. 
 
Конечно, была проблема со спросом на нашу экспортную продукцию на зарубежных рынках в связи с тем, что потрясения финансового сектора вызвали ослабление платежеспособности, падение цен по некоторым товарным позициям. Особенно ощутимо мы это увидели на рынках нашего основного торгового партнера – Российской Федерации. В частности, в 2009-2010 годах падение было фактически в пределах 15-30 процентов наших поставок, особенно по ключевым товарным позициям. В то же время в 2011 и 2012 годах мы сумели довольно активно выйти из этих кризисных «завихрений», в том числе практически в полном объеме восстановить и объемы нашего экспорта, возобновить на должном уровне присутствие на мировых рынках. 
 
Одним из позитивных факторов для экономики Беларуси с точки зрения последствий мирового финансового кризиса стало то, что мы все-таки стали больше обращать внимание на оценку ситуации на финансовых рынках, оценку экономической ситуации в основных странах – торговых партнерах Республики Беларусь. В том числе, это дало толчок тому, чтобы мы активнее стали осваивать новые направления внешнеэкономического сотрудничества, включая экспортные поставки. Мы четко увидели, что зависимость от больших рынков приводит к тому, что любое потрясение на них может привести к существенным потерям в нашей внешней торговле. Задача состоит, и сегодня четко экспортеры это осознают, в том, чтобы развивать максимальное присутствие на зарубежных рынках, в том числе на отдаленных, потому как т.н. «провисание» на одном сегменте всегда можно будет компенсировать более активной работой в тех странах, где ситуация не меняется. 
 
Например, мы очень активно смотрим на направление Юго-Восточной Азии. Мировой финансовый кризис не столь существенно сказался на этом региональном сегменте. Страны Юго-Восточной Азии на сегодняшний день демонстрируют большую динамику экономического развития и именно там формируется на сегодняшний день полюс спроса на основные экспортные статьи. Поэтому мы подталкиваем наших экспортеров более активно смотреть на новые направления, в том числе в азиатском регионе. 
 
Одним из плюсов, хотя проблемы и потрясения на финансовом рынке отразились на всей стране, в данной ситуации был эффект девальвации национальной валюты. Не секрет, что во всем мире ослабление национальной валюты всегда играет на руку экспортерам, потому что соответственно создаются условия для более дешевого, доступного импорта сырья и материалов, и, следовательно, возможности производить более конкурентную продукцию. 2011 год и первое полугодие 2012 года мы фактически «вытягивали» наш экспортный потенциал за счет эффекта девальвации и наращивали поставки. На сегодняшний день можно сказать, что этот эффект практически себя исчерпал и последний год мы в большей степени уже полагаемся не на благоприятный финансовый фон для наших экспортеров, а на необходимость наращивания физических объемов производства. 
 
В 2011 году – начале 2012 года основной рост нашего экспорта осуществлялся благодаря ценовому фактору, то есть объемы мы практически держали на стабильном, традиционном уровне, но за счет более высоких цен на продукцию мы получали больше дохода. Начиная с середины прошлого года основной рост внешней торговли идет за счет наращивания физических объемов, т.е. количества поставляемой техники и других видов продукции. Это позитивно, т.к. дает возможность для роста производственных мощностей в стране, дает возможность расширять наше физическое присутствие на зарубежных рынках.   
 
– Александр Евгеньевич, как Вы видите перспективы развития внешнеэкономического сотрудничества Беларуси? Вы уже упоминали Юго-Восточную Азию, какие еще регионы нам интересны?
 
– Главная задача, которую мы перед собой видим, и Министерство иностранных дел для себя считает это делом чести, – научить экономику и наших производителей к максимальному географическому охвату внешних рынков. Имеется в виду не только работа и использование преимуществ, которые сегодня существуют с созданием Таможенного союза и Единого экономического пространства, которые являются привлекательными и иногда оттягивают интерес наших экспортеров по другим направлениям, но нужно все-таки идти на новые направления. 
 
Я отметил Юго-Восточную Азию. Мы также довольно активно смотрим на рынок африканских государств, хотя там есть вопросы платежеспособного спроса, есть сложности доступа на рынки, но эти задачи мы не снимаем с себя, и в том числе, благодаря расширению нашего дипломатического присутствия создаем новые точки опоры. Мы в прошлом году довольно активно развивали работу нового Посольства в Нигерии, которое является своеобразным центром в Западной Африке. На текущий год мы наметили в планах открытие Посольства Республики Беларусь в Эфиопии. Оно станет опорной точкой не только для политических контактов, но и для расширения экономического присутствия уже в регионе Восточной Африки. 
 
Ближний Восток – динамично развивающийся рынок за исключением ряда проблемных государств, которые сегодня на слуху. Но даже в проблемных странах мы видим возможности для развития экономического сотрудничества. Кризис, в том числе политический, приходит и уходит, а экономические интересы сохраняются. 
 
Довольно активно мы намерены развивать сотрудничество с регионом Латинской Америки. Показательный пример – наша работа с Венесуэлой. Да, тяжело выходить на этот рынок, но перспективы есть. На примере Венесуэлы отрабатываем схему не просто торговли с нашим внешнеторговым и близким политическим партнером, а выходим на более сложные формы сотрудничества, включая создание совместных производств на территории страны-партнера, реализацию конкретных промышленных проектов, проектов в области сельского хозяйства, строительства, геологоразведки, добычи полезных ископаемых. То весь тот опыт, который накоплен у нас, в Республике Беларусь, мы максимально стараемся продвигать на дальние рынки. По Латинской Америке мы видим перспективы выхода на новые страны, такие как, например, Эквадор – большой рынок сам по себе и довольно активная страна с точки зрения привлечения иностранных партнеров, мы хотим эту возможность использовать. В Бразилии мы работаем давно, но масштабы сотрудничества могли бы быть еще большими, поэтому предпринимаем меры и ищем способы выхода на бразильский рынок путем использования новых схем. 
 
Если посмотреть в целом на перспективы внешнеэкономического сотрудничества, то идет параллельно работа по нашим двусторонним трекам взаимодействия и в рамках Таможенного союза и Единого экономического пространства. Речь о том, что на сегодняшний день мы работаем в рамках интеграционного объединения, которое в определенной степени определяет внешнеторговый режим и Беларуси, и России, и Казахстана – мы это делегировали соответствующие полномочия на наднациональный уровень. Мы ищем точки соприкосновения с другими подобными экономическими блоками, чтобы создавать максимально благоприятные условия для торговли и инвестиционной деятельности. 
 
Под эгидой Таможенного союза и Единого экономического пространства уже сейчас проходят переговоры с несколькими странами и блоками по созданию зон свободной торговли. Причем зона свободной торговли – это не только простейшее устранение таможенно-тарифных барьеров для движения товаров, но и создание дополнительных привлекательных условий для движения капиталов и других вариантов сотрудничества. 
 
С этой точки зрения мы рассчитываем на тесное взаимодействие с таким блоком как АСЕАН, потому что на сегодняшний день это один из наиболее активно растущих рынков и по численности населения, и по экономическому потенциалу. Как первый шаг к зоне свободной торговли между Таможенным союзом и АСЕАН сейчас прорабатываем соглашение о свободной торговле между Таможенным союзом и Вьетнамом, участником АСЕАН. Отработка первого этапа с Вьетнамом позволит нам «зацепиться», пытаться создавать такие благоприятные условия и с целым блоком. 
 
Плюс в продвинутой стадии находятся переговоры с Новой Зеландией и Европейской ассоциацией свободной торговли. ЕАСТ включает в себя Швейцарию, Норвегию, Лихтенштейн и Исландию, страны по масштабам своих экономик не такие большие, но такие партнеры как Швейцария и Норвегия имеют довольно активное  экономическое сотрудничество, в том числе инвестиционные возможности. Поэтому и договоры, которые мы нарабатываем, будут иметь всеобъемлющий характер, позволят свободно «двигать» не только товары, но и услуги, вопросы интеллектуальной собственности, инвестиций. Мы фактически создаем платформу для того, чтобы в том числе и наш экспорт на эти рынки шел с минимальными барьерами.